Игра с положительной суммой

Независимый эксперт-экономист Юлий Юсупов рассказывает об экономических выгодах участия в международном разделении труда и объясняет механизмы влияния масштабов производства на средние издержки предприятия.

igra

 

В ходе дискуссии по поводу недавно опубликованной статьи «Чего нам ждать от либерализации валютного рынка?» выяснилось, что многие читатели не понимают, зачем нашей стране нужна свободная конвертация национальной валюты. Конвертация по счету текущих операций обеспечивает свободную торговлю товарами и услугами. Без нее невозможно участвовать в международном разделении труда и получать колоссальные выгоды от этого участия. Что это за выгоды, попытаемся разобраться.

Есть такой раздел экономической науки — теория игр. Экономисты с помощью игровых ситуаций пытаются моделировать взаимодействие людей при определенных обстоятельствах. Игры бывают двух типов: с нулевой суммой и с положительной суммой. Игра с нулевой суммой означает, что два и более человека, грубо говоря, делят уже испеченный пирог: чем больший кусок достанется одному, тем меньшие куски останутся другим. Игра с положительной суммой предполагает, что благодаря правильному взаимодействию размер пирога может увеличиться. Поэтому игроки способны благодаря совместным действиям получить больше выгоды, чем если бы они действовали порознь.

Так вот, для многих торговля (любая – внутри страны, на международной арене) представляется как игра с нулевой суммой, то есть сама по себе торговля не увеличивает ценность создаваемых товаров и услуг. Это глубокое заблуждение. Во-первых, сама по себе торговля добавляет продаваемым товарам и услугам дополнительную полезность, а следовательно, увеличивает их стоимость. Спички и буханка хлеба в магазинчике рядом с домом часто имеют большую полезность, чем в супермаркете за три квартала от дома. Апельсины, лежащие на складе в Египте, не имеют для нас вообще никакой полезности в отличие от тех же апельсинов в соседнем магазине. Во-вторых, торговля увеличивает общее количество благ за счет углубления специализации. Об этом поподробнее…

Выгоды от специализации

Рассмотрим условный упрощенный пример. Предположим, имеются следующие данные об урожайности трех культур (зерновые, овощи и фрукты) в трех странах (Канаде, Мексике и Бразилии):

asd

Различия в урожайности обусловлены различиями в климате, в плодородии почв, в опыте и навыках фермеров. Предположим, что все три названные страны не участвуют в международной торговле сельскохозяйственными продуктами и стараются данную продукцию производить самостоятельно. Для простоты расчетов предположим, что сельхозугодья всех трех стран делятся примерно на три равные части для производства каждого из трех видов рассматриваемой нами продукции. Чтобы не усложнять расчеты, подсчитаем общий объем урожая трех культур с трех одинаковых участков в каждой стране:

asd2

Мы видим, что на 9 участках трех стран производится 85 тонн зерновых, 150 тонн овощей и 80 тонн фруктов.

Могут ли три страны увеличить общее производство трех культур? Да, могут, если станут участвовать в международном разделении труда. Каждая страна будет специализироваться на производстве тех продуктов, по которым имеет сравнительные преимущества.

Кто мог бы специализироваться на производстве зерновых? Видимо, не Бразилия, слишком низкая там урожайность. Тогда Канада или Мексика? Урожайность зерновых в Мексике выше: 40 тонн против 30 – на 33%. Но посмотрите — урожайность овощей еще выше: 60 тонн против 20 – в 3 раза! Мексике есть смысл выращивать побольше овощей, а пшеницу покупать у Канады. Таким образом, на производстве пшеницы в нашем примере будет специализироваться Канада. Даже несмотря на то, что урожайность этой культуры в Канаде меньше, чем в Мексике.

Но почему Мексика должна специализироваться на овощах, несмотря на то, что в Бразилии они растут лучше: 70 тонн против 60 (на 17%)? Потому, что по фруктам преимущество Бразилии еще больше: 40 тонн против 30 (разница 33%). Соответственно, Бразилия станет специализироваться на фруктах, а Мексика – на овощах.

Предположим, что мы достигли полной специализации и в Канаде выращивают только пшеницу, в Мексике – только овощи, в Бразилии – только фрукты. Тогда общая урожайность наших 9 участков выглядит следующим образом:

asd3

Итог. Благодаря только международному разделению труда (технологии не изменились, количество и качество капитала и рабочей силы тоже остались прежние) мы смогли получить прирост производства зерновых на 6%, овощей – на 20%, фруктов – на 50%. Соответственно, в трех странах этих продуктов стало больше. Следовательно, их можно либо больше потреблять, либо продавать на экспорт, а на вырученную валюту покупать другие товары. И в том, и другом случае происходит рост общего благосостояния населения трех стран. То есть, участвуя в международном разделении труда, мы не делим уже испеченный пирог, а благодаря объединению усилий печем больше пирогов. Если же страна не участвует в международном разделении труда, то она лишается соответствующих выгод, что отражается на уровне и качестве жизни населения.

Как тут не вспомнить нашего классика Адама Смита: «Правило всякого умного отца семейства заключается в том, чтобы не изготовлять дома того, что изготовить стоит дороже, чем купить… То, что благоразумно для отдельной семьи, не станет бессмысленным для целого государства».

Но кроме выгоды от специализации, участие в международной торговле предлагает нам и другие преимущества.

Выгоды от расширения размеров рынков и участия в глобальных цепочках создания добавленной стоимости

Участие в международной торговле позволяет предприятиям существенно расширить рынки сбыта. Емкость рынка сбыта — важнейший фактор конкурентоспособности продукции во многих отраслях экономики, прежде всего промышленных. Если рынок сбыта предприятия небольшой, то оно не может обеспечить загрузку производственных мощностей до оптимального уровня, обеспечивающего минимальные средние издержки.

Остановимся на этом подробнее. Средние издержки – это затраты, которые несет предприятие, чтобы произвести одну единицу продукции. Средние издержки, как правило, очень сильно зависят от масштабов производства и сокращаются при их росте. Это называется положительным эффектом от масштаба. В чем причины данной закономерности?

1. Чем больше масштабы производства одного вида продукции, тем больше возможностей для специализации работников и оборудования. Чем больше людей работает на одном предприятии, тем больше возможностей для углубления разделения труда между ними. А производительность труда человека, специализирующегося на одном узком направлении, как правило, выше универсала, занимающегося сразу многими видами работ. Крупные предприятия могут привлекать высококвалифицированных узких специалистов с высокой производительностью труда и получать от них максимально возможную отдачу. То же самое относится и к технике. Чем больше масштабы производства, тем больше загрузка оборудования и тем больше возможностей для использования узкоспециализированного (а значит, более производительного) оборудования.

Адам Смит начинает свой труд «Исследование о природе и причинах богатства народов» с примера (ставшего классическим) о мастерской по производству булавок. В мастерской работает десять человек. Они разделяют труд между собой: один тянет проволоку, другой выпрямляет ее, третий обрезает, четвертый заостряет конец и т.д. В день эти десять человек вырабатывают свыше 48 000 булавок, т.е. по 4 800 штук на человека. Но если бы они работали независимо друг от друга, то ни один из них не смог бы сделать и 20 булавок за день. То есть благодаря специализации производительность труда повысилась более чем в 240 раз! Смит приходит к выводу, что богатство современного общества создается прежде всего благодаря разделению труда, на основе которого растет его производительность.

2. При больших масштабах производства предприятие экономит на так называемых постоянных издержках – затратах, которые предприятие несет независимо от количества произведенной продукции. Например, фиксированная зарплата административного персонала, аренда помещений, проценты за кредит, налог на имущество, подготовка рекламных материалов.

3. Экономия возникает также при закупках и доставке сырья, материалов, комплектующих, а также при реализации продукции. Чем большую партию сырья вы закупаете, тем больше шансов получить ценовую скидку и дополнительное внимание поставщика, например, по вопросам качества. Кроме того, доставка продукции или сырья, например, в 5 вагонах может обойтись дороже доставки 1/2 вагона не в 10 раз, а всего лишь в 7 или 8 раз, хотя продукции доставлено в 10 раз больше.

4. Наконец, большие масштабы производства расширяют возможности предприятия не только в плане удешевления продукции, но и улучшения ее качества. Использование квалифицированных специалистов, узкоспециализированного оборудования, более качественного сырья (за счет устойчивых связей с поставщиками, которые вас ценят как крупного покупателя) позволяет предприятию выпускать более качественную продукцию, чем если бы масштабы были меньше.

Сказанное можно проиллюстрировать графически. Посмотрите на типичную кривую средних издержек условного предприятия. Чем больше объемы производства, тем до определенного момента ниже средние издержки. Правда, до бесконечности снижение средних издержек продолжаться не может: на очень крупных предприятиях возникают проблемы с потерей управляемости и ростом бюрократических издержек (на планирование, координацию, контроль). Как результат средние издержки начинают расти. Это называется отрицательным эффектом от масштабов производства.

strelka

На рисунке выделены три зоны: зона А – высокие средние издержки из-за малых масштабов производства; зона В – оптимальные масштабы производства, позволяющие минимизировать средние издержки и обеспечить приемлемое качество продукции; зона С – высокие средние издержки из-за действия отрицательного эффекта от масштабов. Понятно, что предприятию предпочтительно находится в зоне В.

Именно благодаря положительному эффекту от масштаба и возникают современные высококонкурентные производства, поставляющие на рынок качественный товар по приемлемым для покупателя ценам (они находятся в зоне В). Но для того, чтобы такие производства могли возникнуть, нужен большой объем продаж. А для расширения объемов продаж нужны широкие рынки сбыта. Если у вас узкий рынок сбыта, то ваши продажи невелики, следовательно, вы не используете преимущества экономии на масштабах и разделения труда. Результат – высокие средние издержки и относительно низкое качество продукции (зона А).

Вы, возможно, сможете конкурировать с импортными товарами за счет высоких транспортных издержек и таможенных платежей, которые включаются в стоимость импорта. Но ваше положение весьма неустойчиво: транспортные издержки могут снизиться (например, импортер построит завод в соседней стране или благодаря новым технологиям или новой инфраструктуре удешевится процесс транспортировки), а таможенные платежи — уменьшиться. И тогда ваши конкурентные преимущества рассеются. Для того чтобы создать устойчивый, конкурентоспособный бизнес, внутреннего рынка зачастую оказывается недостаточно. Нужно расширять продажи за счет освоения внешних рынков!

Впрочем, в международное разделение труда может очень хорошо вписаться не только крупное предприятие, использующее преимущества от масштабов своей деятельности, но и небольшая компания, выигрывающая от узкой специализации, о которой говорил Адам Смит. Для этого она должна найти свое место в одной из многочисленных глобальных цепочек создания добавленной стоимости. В рамках такой цепочки, так же как и на крупных предприятиях, выпускается большое количество продукции (то есть цепочка позволяет использовать эффект масштаба), но не одним, а множеством предприятий. Предприятия могут находиться в разных странах, но каждое из них выполняет одну или небольшое число функций. Такие цепочки позволяют использовать местные преимущества: в странах с дешевой рабочей силой размещаются трудоемкие компоненты, с дешевой электроэнергией – энергоемкие, там, где много «креативщиков» и опытных «продажников» – компоненты по дизайну и маркетингу и т. д. В результате возникает кооперация узкоспециализированных производств, где в каждом звене работают суперпрофессионалы своего дела, где в максимальной степени используются преимущества каждой страны (обусловленные законодательством, природными условиями, накопленным человеческим капиталом и пр.), участвующей в данной цепочке.

Выгоды от усиления конкуренции

То, что конкуренция – двигатель экономического прогресса, является общепризнанным положением. На практике же многие национальные рынки монополизированы. Это может быть связанно как с естественными обстоятельствами (например, объемы внутреннего рынка незначительны, а экономия на масштабах, напротив, так велика, что нет смысла в большом количестве предприятий, так как небольшие объемы продаж каждого не позволят снижать средние издержки), так и с искусственными причинами (государство создает неравные условия ведения бизнеса, имеются значимые барьеры для вступления в отрасль новых игроков и/или барьеры для импорта).

Результатом же отсутствия конкуренции является низкая эффективность и неконкурентоспособность национальных производителей. Мировая практика показывает, что только конкуренция способна создать конкурентоспособные производства, выпускающие качественную продукцию по приемлемым для покупателя ценам. Подавляющее большинство примеров «тепличного взращивания» национальных производителей, защищенных от конкуренции, получающих разного рода льготы, проваливалось. Как только «тепличные условия» исчезали, созданные в них предприятия оказывались неконкурентоспособными.

Участие в международной торговле во многих (но не во всех) случаях позволяет решить проблему монополизма и слабости конкурентной среды: зарубежные конкуренты заставят местные компании работать над улучшением качества и совершенствованием ассортимента продукции, снижением издержек производства. А это очень, очень и очень важно!

Более подробно о важности и роли конкуренции мы еще поговорим в других статьях.

 

blago

Итак, мы выяснили, в чем преимущества участия страны и национальных производителей в международной торговле. И если мы хотим использовать эти преимущества, то должны устранить барьеры на пути свободной торговли товарами и услугами, включая неконвертируемость национальной валюты и высокие таможенные платежи. В предыдущей статье было показано, что большинство стран так уже и сделали, что способствовало взлету объемов международной торговли.

Но остался еще один вопрос, на который необходимо ответить: насколько целесообразно использовать защиту местных производителей от импорта (протекционизм). Есть мнение, что это делать не только можно, но и в определенных условиях обязательно нужно. Логика такого подхода следующая. Да, участие в международном разделении труда имеет огромные преимущества, и мы должны эти преимущества использовать. Но наши производители пока не готовы к жесткой международной конкуренции. Давайте на время защитим их от импорта. Пусть они встанут на ноги, сделают свою продукцию конкурентоспособной. И тогда мы откроем границы, и они смогут конкурировать с зарубежными компаниями на равных.

Поговорим о протекционизме и обсудим это мнение в следующей статье. Первую часть, посвященную Великой торговой революции, читайте здесь.

 

 

 

 

 

Похожие материалы
Популярное