Что мешает рыночной конкуренции?

Биологи проводят эксперименты, показывающие роль естественного отбора (межвидового, внутривидового). Что произойдет, если группу живых существ оградить от этого «злого» и «негуманного» естественного отбора? Мир и счастье? Да нет. Происходит буквальное вырождение это группы.

main

 

Развитие приостанавливается, полезные функции, выработанные в ходе жесткой конкуренции, атрофируются, новые не появляются. В конце концов группа теряет интерес даже к размножению. Оказывается, если нет внешних стимулов к выживанию, жизнь умирает… Правда, все это проявляется только через некоторое количество поколений (поэтому такие эксперименты проводятся с небольшими живыми существами, у которых происходит быстрая смена поколений: мушки, черви и даже бактерии).

Так что жизнь — это борьба, а естественный отбор – главная движущая сила эволюции.

В экономике функцию естественного отбора выполняет конкуренция. Без нее экономическая деятельность хиреет, развитие прекращается. Почему?

«Невидимая рука» Адама Смита

Основоположник экономической науки Адам Смит в своих теоретических конструкциях исходил из того, что человек осуществляет свою экономическую деятельность, руководствуясь преимущественно эгоистическими интересами. Он хочет заработать побольше денег, в лучшей степени удовлетворить свои запросы и потребности. При этом он может вообще не думать о так называемом общественном благе. Однако существует некая «невидимая рука», которая направляет действия отдельного человека-эгоиста «к цели, которая совсем и не входила в его намерения. Преследуя свои собственные интересы, он часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это». «Невидимая рука» — это объективные рыночные механизмы, которые координируют и стимулируют отдельных индивидуумов служить общественным интересам.

Как это происходит? Если ты хочешь побольше зарабатывать, то должен предложить на рынке хорошие услугу или товар, иначе никто тебе не заплатит. Самая распространенная к продаже услуга – труд. Чтобы получать большую зарплату, нужно быть хорошим специалистом и трудолюбивым сотрудником. Поэтому люди стараются повысить свою квалификацию и лучше работать. Выигрывает от этого общество в целом? Конечно!

А предприниматели? Их заботит максимизация прибыли. Чтобы получать больше прибыли, нужно, чтобы твои товары покупали. Поэтому предприниматели стараются улучшить качество и расширить ассортимент своей продукции, снизить средние издержки производства и цену. Выгодно это обществу в целом? Конечно!

Таким образом, каждый, действуя в своих частных интересах, служит интересам общества! Просто идеальная картинка.

Но не все так просто. Есть один пункт (их на самом деле больше, но этот – самый главный), где частные и общественные интересы могут сильно расходиться. Каждый индивид заинтересован быть монополистом, чтобы благодаря своему исключительному положению на рынке зарабатывать больше. Кто не захочет быть уникальным специалистом, способности которого нарасхват? Какой предприниматель откажется от того, чтобы оказаться на рынке без конкурентов? То есть каждый хочет защитить себя от превратностей и сложностей естественного отбора – от рыночной конкуренции.

Функции конкуренции

Если все-таки получится стать монополистом. Хорошо ли это для монополиста? В краткосрочном плане – да: можно диктовать свои условия покупателю, продавать свои услуги и товары по завышенным ценам и получать за счет этого сверхприбыль, не очень заморачиваться о качестве. Но в долгосрочном плане монополист очень много теряет: он перестает думать о покупателе, о рынке, о технологиях, о нововведениях, о своих навыках и знаниях. Он перестает развиваться, повышать свой потенциал. А учитывая, что в современную эпоху всё (технологии, условия ведения бизнеса, запросы покупателей) постоянно и стремительно меняется, любое монопольное положение рано или поздно рухнет. И тогда нашему горе-монополисту конец. Он вылетит с рынка, не успев деэволюционировать до своего естественного полного вырождения (как это происходит с бактериями или мушками, огражденными от естественного отбора).

А что с интересами общества? Общество заинтересовано в повышении общего уровня благосостояния, который зависит от эффективности использования имеющихся ограниченных ресурсов (природных, капитала, труда). Чем лучше используются ресурсы, тем общество и его члены богаче. Так вот, монополизм – главный враг эффективности. Монополия порождает растранжиривание ресурсов.

Почему развалился социалистический лагерь? Можно много говорить о «плохих» Горбачеве и Ельцине, о падении цен на нефть и даже о вездесущих «злых» американцах. Но есть неоспоримый факт: социалистическая экономика была гораздо менее эффективной, чем капиталистическая, и людям жилось там хуже, чем в обществе «эксплуатации человека человеком». Об этом говорит хотя бы тот факт, что там, где появлялась хоть малейшая лазейка, делали «выбор ногами» в пользу капитализма — как восточные немцы в пользу Западной Германии. Социалистический лагерь был обречен на уход в небытие.

Ключевой недостаток социалистической экономики – отсутствие рыночной конкуренции. Предприятия имели гарантированный сбыт и практически не зависели от покупателей, они не могли разориться из-за своей неэффективной деятельности. Как результат – крайне нерациональное использование ресурсов. В расчете на единицу конечного продукта в 1980 году СССР расходовал в 1,8 раза больше стали, чем США, цемента – в 2,3 раза, минеральных удобрений – в 7,6 раза, лесопродуктов – в 1,5 раза. СССР производил в 16 раз больше зерноуборочных комбайнов, чем США, при этом собирал намного меньше зерна (его приходилось импортировать, хотя царская Россия была крупнейшим экспортеров зерновых). Союз производил в 5 раз больше тракторов, чем американцы, при этом тракторов катастрофически не хватало, как и многого другого.

Социалистическая экономика – это крайний случай тотального господства монополизма в масштабах всего народного хозяйства. Но если монополизирован отдельный рынок, то это тоже вредит обществу: у монополиста нет стимулов заботиться об издержках и качестве, о внедрении инноваций и технологий, а это негативно сказывается как на использовании ресурсов в отрасли, так и на интересах потребителей, то есть принцип «невидимой руки» не действует.

Да, конкуренция может быть разрушительной, да, это вещь часто неприятная для отдельных предпринимателей. Но конкуренция как созидательное разрушение – источник как кризисов, так и способов выхода из них, как устранения устаревших организационных форм, так и создания новых, более совершенных.

Именно она заставляет предпринимателей постоянно совершенствовать и искать новые способы удовлетворения потребностей в товарах и услугах. Именно она заставляет бизнес:

— внедрять новые технологии и принципы, новые модели управления и методы стимулирования сотрудников;

— придумывать и выводить на рынок новые продукты;

— находить принципиально новые рынки и ниши.

Кроме того, конкуренция:

— осуществляет безжалостный отбор предприятий в пользу наиболее эффективных;

— вынуждает производителей постоянно подстраивать структуру производства под запросы покупателей (а не упорно производить какие-нибудь ядовито-коричневые неудобные колготки только потому, что пять лет назад их производство запланировал Госплан).

Что мешает конкуренции

Ограничения свободы предпринимательства и барьеры доступа новых предприятий на рынки. Понятно, что государство должно осуществлять контроль за качеством продукции, защищать права потребителей. Но зачастую инструменты такой деятельности (лицензирование, сертифицирование, стандартизация, проверки) становятся орудиями уничтожения конкуренции. Производители должны нести огромные, чаще всего совершенно не оправданные с точки зрения декларируемой цели, временные и денежные затраты на сбор разного рода бумажек, проведение испытаний, бегание по кабинетам, ожидание ответов и пр. Также барьерами для усиления конкуренции могут стать завышенные требования к регистрации нового предприятия, получению лицензии, участию в тендере (требования к размеру уставного фонда, численности персонала, квалификации руководства и т. д.). Барьером доступа на рынок может стать и государственное регулирование цен, делающее невыгодным расширение рыночного предложения.

Неравные и непрозрачные «правила игры». В Узбекистане довольно высокое налоговое бремя (30–35% от ВВП) и очень высокие таможенные платежи. Главное следствие этого – снижение конкурентоспособности легально работающих предприятий и рост теневого сектора, куда предприниматели вынуждены перемещаться, часто для того, чтобы просто выжить.

Но с точки зрения рассматриваемой темы у высоких налогов и таможенных платежей есть еще один интересный аспект. Понимая, что налоги и тарифы слишком высоки, государство, зачастую из самых лучших побуждений, начинает налево и направо предоставлять разного рода льготы и освобождения: для каких-то видов деятельности, для отдельных ассоциаций и их членов, для участников правительственных программ, для крупных корпораций и просто для отдельных компаний. Надо же «помогать отечественному производителю»! В результате субъекты бизнеса оказываются в неравных условиях: кто-то платит «по полной программе», а кто-то пользуется льготами. Причем получатели льгот далеко не всегда более эффективны, нежели лишенные таких привилегий. В результате вместо естественного отбора получается искусственный: выживает не тот, кто лучше удовлетворяет запросы покупателей, а тот, кто смог вовремя подсуетиться и пробить себе льготу. Конкуренция своих функций не выполняет, общая конкурентоспособность экономики падает.

То же самое происходит и в других случаях, когда «правила игры» непрозрачны и зависят от субъективной воли чиновников. Льготы могу быть не только налоговыми: доступ к конвертации, к льготным кредитам, к дешевому сырью и т.д. Для уничтожения конкурентов используется и так называемый административный ресурс, когда бизнес соперников закрывается или усложняется с помощью проверок или принятия нормативных актов, де факто ставящих конкурентов «вне закона» (например, введение каких-либо требований к субъектам предпринимательства, которым не соответствует именно конкурент). Возможности использования административного ресурса в конкурентной борьбе зачастую обусловлены несовершенством, противоречивостью, запретительным характером законодательства, которое часто просто невозможно не нарушить. И тогда можно использовать принцип «друзьям – все, а врагам – чтобы все было по закону».

Барьеры на пути импорта. Политика использования этих барьеров называется протекционизмом. Об этом явлении и его отрицательных последствиях говорилось в одной из предыдущих статей рубрики. Поэтому я сейчас не буду на этом останавливаться.

Если мы хотим сделать нашу экономику конкурентоспособной, то должны работать над устранением указанных барьеров.

В завершении теоретической части оговорюсь, что данная публицистическая заметка ни в коей мере не претендует на описание всех условий существования конкуренции. Тем более она не претендует на описание моделей конкуренции, методов антимонопольной политики (эти вещи даже не упоминались). Автор также знает о наличии «естественных» монополий, рынков с ассиметричной информацией и других случаев, когда конкуренция затруднена или даже невозможна. Но мы говорили только об отраслях, где конкуренция возможна, но ей мешают какие-либо искусственные барьеры. И не более.

А теперь несколько простых иллюстраций из нашей действительности.

Легко ли стать оптовым торговцем?

Чтобы получить лицензию на оптовую торговлю, требуется наличие у соискателя сформированного уставного фонда в размере не менее 3500-кратного размера минимальной заработной платы (на сегодняшний день – 524,2 млн сумов). Таким образом, в эквиваленте по курсу ЦБ уставной капитал должен составлять около $160 тыс. Вряд ли найдется много микрофирм, семейных и малых предприятий, способных соответствовать этому требованию.

Насколько оправдано такое ограничение? В каких отраслях и зачем обычно устанавливаются такие высокие требования к размеру уставного фонда? Чаще всего – в финансовом секторе, где получающие лицензию организации (главным образом это банки) распоряжаются большими объемами чужих денег. Значительный собственный капитал служит своеобразной гарантией возврата этих денег. Могут ли оптовые компании использовать чужие деньги? Да — заемные средства, но в этом они ничем не отличаются от компаний других секторов. Так зачем такие драконовские требования к уставному капиталу? Ответ вырисовывается только один: чтобы защитить от конкуренции крупные действующие в отрасли организации. Выгодно ли это действующим оптовикам? Да. А обществу, чьи интересы по идее должно защищать государство? Ответ был дан выше.

«Стоп-лист» индивидуальных предпринимателей

Кто такие индивидуальные предприниматели (ИП)? Люди, которые хотят заниматься бизнесом, но не нуждаются при этом в сотрудниках. Их финансовая деятельность очень проста: продал услуги/товары, заплатил за ресурсы и услуги. Все остальное – твой доход. Поэтому им нет необходимости организовывать бизнес в виде юридического лица, вести сложную бухгалтерию, рассчитывать зарплату своим сотрудникам и пр. Соответственно, для таких предпринимателей предусмотрены максимально простые требования и правила взаимодействия с государством. Купил патент (разрешение) и работай в свое удовольствие и на пользу обществу.

Однако не все так просто. В нашей стране, к сожалению, не действует принцип «все, что не запрещено – разрешено». У нас другой принцип: «разрешено только то, что разрешено официально». И вместо того, чтобы законодательно утвердить список тех видов деятельности, которыми ИП заниматься не могут, мы имеем «Перечень видов деятельности, которыми могут заниматься индивидуальные предприниматели без образования юридического лица», который утверждает Кабинет министров. В настоящее время в перечень включено 80 видов деятельности. Осуществлять деятельность, не указанную в нем, индивидуальные предприниматели не имеют права.

И, конечно же, к этому перечню много вопросов, в том числе и с позиции рассматриваемой нами темы – конкуренции.

Например. В перечне нет услуг частной медицинской, адвокатской, оценочной деятельности. Почему? Разве адвокат или врач не могут работать индивидуально, не будучи сотрудниками организации?

Почему ИП не могут организовывать точки общепита с посадочными местами, но при этом имеют право изготавливать и продавать национальные сладости, сырные изделия, курт, хлебобулочные и кондитерские изделия, попкорн, мороженое на фрезере, салаты и соленья, а также изготавливать отдельные виды штучных блюд? Почему индивидуальный предприниматель, выпекая самсу, не имеет права поставить рядом пару столиков со стульями? Разве это не барьер (ненужный с точки зрения общественных интересов) для входа на рынок общественного питания?

Из перечня было исключено концертное обслуживание свадебных и юбилейных торжеств. Этот вид деятельности стал лицензируемым. Лицензии выдает эстрадное объединение «Узбекнаво», в которое входят все лицензированные исполнители и творческие коллективы. Такое регулирование можно расценить как попытку передать контроль за доступом в отрасль корпорации уже занятых в ней субъектов. Метод ограничения конкуренции, хорошо известный со времен средневековых ремесленных цехов и торговых гильдий. То же самое можно сказать о требовании к физическим лицам, оказывающим профессиональные услуги, обязательно быть членами профессиональных ассоциаций и получать от них подтверждение своей квалификации (для адвокатов – это коллегии, для аудиторов – Ассоциация бухгалтеров и аудиторов Узбекистана и т.д.).

С 2013 года из перечня также исключены услуги коммерческой перевозки пассажиров (включая услуги такси). Если частный водитель намеревается заняться перевозкой пассажиров за плату, то ему следует заключить договор с любым аккредитованным хозяйствующим субъектом, имеющим лицензию на перевозку пассажиров. За право перевозить пассажиров владелец автомобиля или его арендатор должен заплатить госпошлину в сумах, в размере, эквивалентном $75 по курсу ЦБ на день оплаты. Почему водитель не может купить право заниматься частным извозом сразу у государства, не прибегая к услугам посредника?

И на «десерт».

Французский экономист XIX Фредерик Бастиа остроумно высмеял практику лоббирования частных интересов в государственных структурах в памфлете, который приводится ниже.

Петиция производителей свечей 1845 г.

Господам членам палаты депутатов.

Господа! Вы на правильном пути. Вы отвергаете абстрактные теории и немного значения придаете дешевизне и изобилию. Ваша главная забота — интересы производителя. Вы стремитесь освободить его от внешней конкуренции и сохранить национальный рынок для национальной промышленности.

Мы собираемся предложить вам прекрасную возможность применить вашу… (как бы это назвать?) вашу теорию? Нет — неверно! Нет ничего более обманчивого, чем теория. Вашу доктрину? Вашу систему? Ваши принципы? Но вы недолюбливаете доктрины; системы вызывают у вас отвращение, а что касается принципов, то вы полностью отрицаете их в общественной экономике. В таком случае мы скажем — вашу практику, вашу практику без теории и принципов.

Мы страдаем от невыносимой конкуренции со стороны иностранного соперника, поставленного, как нам кажется, в куда более выигрышные условия при производстве света, чем мы. Он полностью наводнил светом наш национальный рынок по баснословно низким ценам. Как только он показывается, наша торговля замирает — все потребители обращаются к нему; и отрасль отечественной промышленности, имеющая бесчисленные ответвления, мгновенно оказывается в полнейшем упадке. Этот конкурент… не кто иной, как Солнце.

Мы умоляем вас: соблаговолите издать закон, повелевающий закрыть все окна, застекленные крыши, мансардные окна, иллюминаторы внешними и внутренними ставнями, занавесками, шторами, а также заделать все отверстия, дыры, щели, трещины и расщелины, которые используются для проникновения солнечного света в дома, чем наносится ущерб достойным всяческих похвал изделиям, которыми (мы тешили себя такой надеждой) мы оказывали услугу нашей стране — стране, которая в знак благодарности не должна покинуть нас в неравной борьбе.

Если вы закроете как можно больше возможных до­ступов к естественному свету и создадите спрос на искус­ственное освещение, то кто из французских предпринимателей не будет вдохновлен этим?

Если будет потребляться больше сала для свечей, то тогда станет больше скота и овец; в результате мы будем наблюдать умножение искусственных лугов, мяса, шерсти, кож, а главное — навоза, который является основой и фундаментом всего сельскохозяйственного богатства.

То же самое замечание относится и к судоходству. Тысячи судов отправятся на китобойный промысел; и в короткое время мы станем обладать таким флотом, который будет способен отстаивать честь Франции, вознаграждая патриотические устремления ваших просителей — нижеподписавшихся производителей свечей и других…

Будьте так любезны поразмыслить, господа, и вы убедитесь, что, пожалуй, нет ни одного француза, от богатого углепромышленника до самого скромного торговца спичками, чья участь не была бы облегчена успехами этой петиции.

 

 

 

Присоединяйтесь к Telegram-каналу Kommersant.uz и получайте свежие новости и подборки интересных материалов.

 

 

 

Похожие материалы
  • О вреде протекционизма   651  06.02.2017

    Насколько целесообразно использовать защиту местных производителей от импорта? Есть мнение, что это ...

Популярное