Можно ли верить официальным показателям инфляции и экономического роста?

Независимый эксперт-экономист Юлий Юсупов анализирует официальную статистику роста реальных доходов населения и других экономических показателей и объясняет, почему она не выглядит достоверной.

stats превью

Недавно резанул слух заголовок: «В 2016 году реальные совокупные доходы на душу населения выросли на 11%».

И дело не столько в значении показателя (хотя он тоже режет слух), сколько в самом показателе.

В теории он должен демонстрировать, как изменились доходы населения (зарплата, пенсии и прочие доходы) за вычетом инфляции. То есть если рост номинальных доходов включает в себя рост цен на потребительские товары и услуги (измеряемые индексом потребительских цен, ИПЦ), то рост реальных доходов должен быть очищен от роста ИПЦ.

На практике же показатель роста реальных доходов населения узбекистанской официальной статистики многие годы демонстрировал просто фантастические значения. Реальные доходы росли у нас гораздо быстрее реального валового внутреннего продукта (к этому показателю мы еще вернемся), и этот рост явно входил в противоречие с элементарным здравым смыслом. Например, в 2007 году объем валового внутреннего продукта страны увеличился на 9,5%, а реальная заработная плата, пенсии, стипендии и пособия — на 40%.

Неслучайно на сайте Госкомстата вы не найдете динамических рядов этого показателя. Потому что если этот «реальный рост» просуммировать за многие годы, то уровень жизни в нашей стране уже должен был быть сопоставим с уровнем жизни в развитых странах. Между тем, согласно данным о значении ВВП на душу населения, нашей стране еще очень далеко до развитых стран. Так, в 2015 году данный показатель для Узбекистана составил $2132 при среднемировом значении $10 112. Наша страна заняла далеко не почетное 134-е место среди 188 стран, по которым имелись данные у Всемирного банка. Причем отметим, что расчет велся по официальному обменному курсу. Если же провести перерасчет по рыночному курсу (по которому живет большая часть экономики), то нам пришлось бы опуститься еще на много позиций вниз.

Так почему же показатель роста реальных доходов населения столь неправдоподобен, что даже Госкомстат стесняется им оперировать? Ответ очевиден – он неправдоподобен ровно настолько, насколько искажен показатель индекса потребительских цен (ИПЦ): чем меньше ИПЦ по сравнению с реальными значениями, тем выше рост декларируемых реальных доходов населения.

Согласно официальной статистике, начиная с 2003 года ежегодный рост потребительских цен в Узбекистане не превышает 8%. Насколько это реалистично, может оценить любой житель Узбекистана. Но и в самой официальной статистике заложен явный сигнал абсурдности таких значений.

ИПЦ – лишь один из индикаторов инфляции, указывающий на рост цен потребительских товаров и услуг. Есть и другие показатели. Например, индекс цен ВВП (дефлятор), демонстрирующий, насколько в среднем выросли цены на все, а не только на потребительские, товары и услуги. Логично предположить, что между этими двумя показателями не должно быть большой разницы, хотя на практике она иногда может возникать из-за разных методик подсчета и неравномерности изменения цен. Но разрыв между ними не должен быть большим, если брать средние значения.

Так вот. В Узбекистане эта разница огромна, сохраняется из года в год и может достигать семикратного разрыва (как это было в 2003 году). Ниже приведены аналогичные расчеты для некоторых наших соседей по бывшему СССР, которые показывают, что ничего подобного в других странах не наблюдалось.

таблица 04Источник: расчеты на основе данных http://databank.worldbank.org/data/home.aspx и Госкомстата РУз

На самом деле этот разрыв между ИПЦ и дефлятором Узбекистана должен быть еще больше, так как значения дефлятора занижены (об этом поговорим ниже).

Что из этого следует? То, что показатель ИПЦ в Узбекистане имеет к реальности весьма слабое отношение. А скорее всего, вообще никакого.

Теперь о дефляторе (индексе цен ВВП). Его считают для того, чтобы отчистить от инфляции показатель роста валового внутреннего продукта. Отсюда понятно, почему дефлятор не рисуется у нас на том же уровне, что и ИПЦ. Если бы это было так, то наша экономика в нулевые годы росла бы темпами в 30-40% в год. Что уже ни в какие ворота не лезет: в истории мировой цивилизации такого еще даже близко не было. Хотя, заметим, и роста реальных доходов населения такими темпами многие годы – тоже нигде и ни у кого не наблюдалось.

Чтобы понять, насколько реалистичны значения дефлятора, необходимо посмотреть на наши официальные показатели экономического роста (то есть темпы роста реального ВВП).

 

Показатели экономического роста Узбекистана, в %

таблица 05Источники: http://databank.worldbank.org/data/home.aspx и Госкомстат РУз

Мы видим, что согласно официальной статистике наша экономика развивается очень высокими темпами (а 8% плюс-минус полпроцента – это очень хорошие показатели) и, что весьма примечательно, очень и очень стабильно. Настолько стабильно, что аналоги такой стабильности очень трудно отыскать. Эта стабильность особенно удивительна, если учесть, что мировая экономика за эти годы пережила довольно глубокий кризис и цены на многие наши экспортные товары упали. Чтобы понять, насколько уникален наш путь экономического развития (согласно официальной статистике), достаточно посмотреть, как изменялись темпы экономического роста у некоторых наших соседей по бывшему социалистическому лагерю.

 

Показатели экономического роста отдельных стран бывших социалистических стран, в %

таблица 03Источники: http://databank.worldbank.org/data/home.aspx и Госкомстат РУз

Мы видим, что все страны пережили существенное замедление экономического роста в 2009 году (мировой экономический кризис). Причем в 9 из 12 стран рост был отрицательный, то есть экономика не росла, а сокращалась. Практически все страны тяжело пережили 2014 и 2015 годы, что в значительной степени связано с кризисом в России и падением российского рубля, а также с войной в Украине. Единственная страна, которой любые внешние шоки нипочем, это Узбекистан.

А так ли мы действительно независимы от мировых цен на наши экспортные товары, от поступлений доходов внешних трудовых мигрантов (которые в последние годы сильно упали из-за падения курсов рубля и тенге), а также от влияния внутренних факторов, ускоряющих или замедляющих экономический рост? Позволю себе в этом, мягко говоря, усомниться.

Если называть вещи своими именами, то надо признать, что значение дефлятора подгоняется под заранее заданный показатель экономического роста. Таким образом, наш стабильный экономический рост в 8% в год — это фикция.

А теперь вопрос на засыпку. Если продолжать оперировать искаженными статистическими данными (боюсь, что иных данных просто нет), то насколько реалистично можно оценивать ситуацию в экономике и принимать адекватные решения?

И еще один вопрос. Почему международные организации оперируют нашими официальными показателями экономического роста, несмотря на их очевидную искаженность? Ответ простой: оценка темпов инфляции и экономического роста – прерогатива национальных статистических ведомств, а альтернативной статистики просто нет. Поэтому эксперты международных организаций, когда они дают официальные оценки и прогнозы, ни на что другое, кроме данных национальных статистик, опираться не могут. Они исходят из принципа, согласно которому никому не выгодно искажать собственную статистику. Это все равно что завязывать себе глаза при беге с препятствиями на незнакомой территории. Без адекватной и правдивой статистики просто невозможно принимать правильные решения. Кто же добровольно такое с собой сделает?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

 

Похожие материалы
Популярное