Как налоги убивают конкурентоспособность

Американцы говорят, что есть только две вещи, которые невозможно избежать: смерть и налоги. Это выражение подчеркивает, какую роль налоги играют в нашей жизни. И действительно, они очень важны, без них государство не сможет выполнять свои функции.

Превью_налоги

 

Кроме весьма очевидных функций (социальная защита, безопасность, поддержка секторов образования и здравоохранения), важными функциями государства являются обеспечение эффективных «правил игры» для бизнеса, защита прав собственности и коммерческих сделок. И если государство не будет выполнять в том числе и эти функции, то никакая экономика на сможет нормально функционировать и развиваться.

Итак, налоги неизбежны и нужны, но при этом очень важно, чтобы налоговая система: а) не слишком перегружала бизнес (иначе он станет неконкурентоспособным и экономика не сможет нормально развиваться) и б) стимулировала полезные для общества процессы и дестимулировала вредные. О пункте «б» поговорим подробнее чуть ниже. Сейчас буквально несколько слов о пункте «а».

Налоговое бремя и конкурентоспособность

Высокие налоги увеличивают издержки ведения бизнеса, уменьшают его конкурентоспособность. Поэтому успешно развивающиеся страны, не имеющие больших запасов полезных ископаемых, вынуждены ограничивать свои бюджетные аппетиты, уменьшая налоговую нагрузку на бюджет. На рисунке можно увидеть показатели налогового бремени в 2015 года ряда успешно развивающихся в последние десятилетия стран Азии. Мы видим, что у всех этих стран налоговая нагрузка существенно ниже налоговой нагрузки Узбекистана (30—35% от ВВП последние годы).

Доходы государственного бюджета и внебюджетных фондов к ВВП, в %, в 2015 году

Рисунок 1_налогиИсточник: данные Азиатского банка развития.

Таким образом, для Узбекистана характерен относительно высокий уровень налогового бремени. Соответственно, страна нуждается в его уменьшении, а также в сокращении числа налогов и издержек налогового администрирования. Но здесь имеются опасения: если уменьшить число налогов и налоговые ставки, то мы можем недосчитаться доходов бюджета. Как же тогда финансировать деятельность государства?

Между тем, при очень высоком налоговом бремени снижение налоговых ставок, как правило, приводит не к сокращению поступлений в бюджет, а, напротив, к их увеличению! Объясняется это «чудо» очень просто: высокие налоги заставляют бизнес закрываться или уходить в «тень». В результате налогооблагаемая база сокращается и даже при высоких налоговых ставках поступления в бюджет невелики. А снижение (только существенное!) налоговых ставок стимулирует как появление новых бизнес-проектов, так и легализацию теневого бизнеса. Как следствие, налогооблагаемая база расширяется и поступления в бюджет растут.

Данную закономерность иллюстрирует кривая Лаффера (названная в честь американского экономиста). Она показывает, что рост ставки налога необязательно означает увеличение поступлений в государственный бюджет. Наоборот, имеется определенная граница, за пределами которой рост ставки ведет к сокращению бюджетных поступлений, поскольку высокие налоги отбивают стимулы к хозяйственной деятельности и ведут к сокращению объемов легального производства, а следовательно, и налогооблагаемых доходов.

Рисунок 2_налоги

 

Очень хороший пример — налоговая реформа 2005—2009 годов в Грузии. Число налогов было сокращено с 22 до 6, существенно упрощено налоговое администрирование. При этом по сохранившимся налогам были снижены ставки:

— по подоходному налогу — с 12—20 (прогрессивная шкала налогообложения) до 12% («плоская» шкала);

— по социальному налогу — с 33 до 20%;

— затем подоходный и социальный налоги были объединены, с единой ставкой в 20% (!);

— по НДС – с 20 до 18%;

— по налогу на прибыль — с 20 до 15%.

При этом налоговые поступления в бюджет не только не упали, но возросли: за 4 года – в 2,7 раза в реальном выражении! Доля налогов в ВВП выросла с 7% в 2003 году до 23,8% в 2008 году, и это при том, что за указанные годы ВВП на душу населения в стране увеличился с $922 (2003 год) до $2919 (2008 год) – более чем в 3 раза за 5 лет.

Про реформы в Грузии (не только про налоговую реформу) читайте в книге российского автора Ларисы Бураковой «Почему у Грузии получилось».

Стимулирующая функция налогов

Теперь о пункте «б». Налоги — это не только инструмент пополнения бюджета. Налоговые ставки и принципы начисления налогов – это своеобразные сигналы для субъектов экономики. Так, если в отрасли Х налоги существенно выше, чем в отрасли Y, то для бизнесмена это означает, что в отрасли Y, скорее всего, он сможет получить больше прибыли на вложенный капитал. И, что интересно, этот сигнал дойдет до предпринимателей независимо от того, подает его государство сознательно (оно действительно хочет стимулировать рост отрасли Y за счет отрасли Х), или такое различие в налогообложении между двумя отраслями сложилось совершенно случайно. Или если в стране высокие налоги на труд, а доступ к капиталу облегчен (как это было, например, было во второй половине 1990-х – начале 2000-х годов в Узбекистане  – за счет доступа к валюте по официальному курсу и дешевым кредитам), то неизбежен перекос в пользу капиталоемких технологий в ущерб трудоемким. Как результат спрос на рабочую силу падает, что стимулирует внешнюю трудовую миграцию. И, опять-таки, неважно, хотело этого правительство или нет. Де-факто оно стимулировало определенное поведение предпринимателей.

Правительства стараются использовать стимулирующую функцию налогов для получения полезных или для устранения вредных эффектов. Например, алкоголь и сигареты облагаются высокими акцизами не только с целью пополнения бюджета, но и для того, чтобы уменьшить потребление этих продуктов населением. Полезные действия людей правительства стараются стимулировать освобождениями от налогообложения: например, доходов, идущих на финансирование инвестиций, образование, здравоохранение. Таким образом и обычным людям, и бизнесу дается вполне сознательный сигнал: побольше инвестируйте в физический и человеческий капитал.

И вот в контексте вышесказанного я хочу обратить внимание читателей на одно, на мой взгляд, чрезвычайно важное с точки зрения развития экономики Узбекистана обстоятельство: как наша налоговая система влияет на два столпа конкурентоспособности современных предприятий — специализацию и экономию на масштабах. Об огромной важности этих факторов я уже писал в одной из предыдущих статей. Очень кратко напомню содержание (но тем, кто не читал – лучше все же прочитать).

Оба эффекта позволяют предприятиям снижать средние издержки производства своих товаров и услуг и тем самым обеспечивают их конкурентоспособность по цене.

Чем глубже специализация отдельных сотрудников, оборудования, предприятий, регионов и даже стран, тем больше возможностей для повышения квалификации работников и менеджеров, совершенствования орудий труда и технологий, тем более полноценно используются узкоспециализированные специалисты и техника. Адам Смит даже считал, что богатство современного общества создается прежде всего благодаря разделению труда, на основе которого растет его производительность. Специализация может иметь место как внутри предприятий (внутрипроизводственное разделение труда), так и между ними (общественное разделение руда).

Укрупнение масштабов производства также позволяет снижать средние издержки. Во-первых, чем больше масштабы производства одного вида продукции, тем больше возможностей для специализации работников и оборудования внутри предприятия. Во-вторых, при больших масштабах производства предприятие экономит на так называемых постоянных издержках – затратах, которые предприятие несет независимо от количества произведенной продукции (фиксированная зарплата административного персонала, аренда помещений, проценты за кредит, налог на имущество, подготовка рекламных материалов). В-третьих, экономия возникает при закупках и доставке сырья, материалов, комплектующих, а также при реализации продукции.

Кроме того, специализация и большие масштабы производства расширяют возможности предприятия не только в плане удешевления продукции, но и улучшения ее качества. Использование квалифицированных специалистов, узкоспециализированного оборудования, более качественного сырья (за счет устойчивых связей с поставщиками, которые вас ценят как крупного покупателя) позволяет предприятию выпускать более качественную продукцию.

Именно благодаря эффектам специализации и масштаба и возникают современные высококонкурентные производства, поставляющие на рынок качественный товар по приемлемым для покупателя ценам.

Соответственно, налоговые системы стараются всячески стимулировать эти весьма полезные эффекты. Все налоговые системы, кроме нашей. В нашей стране, к сожалению, сложилась уникальная модель налогообложения, которая на корню убивает возможности использования данных эффектов, лишая тем самым нашу экономику перспектив повышения конкурентоспособности национального бизнеса.

Попробую доказать это, может быть, для кого-то шокирующее утверждение.

Как наша налоговая система убивает общественное разделение труда

Мы выяснили, что общественное разделение труда (между предприятиями) выгодно обществу. Чем глубже специализация, тем лучше. Между тем углубление общественного разделения труда может сталкиваться с проблемой роста налогового бремени. Речь идет о косвенных налогах – взимаемых с продаж. Предположим, благодаря специализации возникла цепочка создания добавленной стоимости из пяти предприятий:

Рисунок 3_налогиЕсли все предприятия должны платить некий косвенный налог и объектом налогообложения является валовая выручка, то предприятие 1 будет платить этот налог с выручки в $100, предприятие 2 – с $120 (из которых $100 уже этим налогом облагалось ранее), предприятие 3 – с $150 (причем этот налог уже взымался и с $100, и с $120) и т. д. Таким образом, налицо двойное, тройное налогообложение: чем длиннее цепочка, тем налоговая нагрузка выше. Если налоги платятся именно таким образом, то общественное разделение труда становится невыгодным.

Именно из понимания этого обстоятельства появился налог на добавленную стоимость (НДС), который решает данную проблему: он позволяет принимать в зачет НДС, уплаченный предшествующими участниками цепочки. В результате налог платится не со всей стоимости продукции (с валовой выручки), а только с добавленной стоимости. То есть второе предприятие будет платить налог не с $120, а только с $20, третье – с $30 и т. д. Гениальное изобретение! В тех странах, где нет НДС (США, Япония), там налогом с продаж облагается только розничный продавец, что также позволяет избегать двойного налогообложения.

Так вот, уникальность отечественной налоговой системы заключается в том, что она начисто игнорирует данное достижение теории и практики налогообложения.

Расшифрую. В нашей стране два основных режима налогообложения: общеустановленный и упрощенный (последним могут воспользоваться малые предприятия). Начнем с упрощенного режима.

Основной налог, который платят малые предприятия – единый налоговый платеж (ЕНП). Он уплачивается с выручки, а не с добавленной стоимости. Этот налог – убийца общественного разделения труда. Наиболее распространенная ставка данного налога – 5%. В нашем случае пять предприятий в совокупности уплатят: 100*5% + 120*5% + 150*5% + 190*5% + 200*5% = $38. Если бы все процессы переработки осуществлялись на одном предприятии, тогда бы оно заплатило бы: 200*5% = $10. То есть разница в налоговом бремени – 3,8 раза. А при более длинных цепочках эта разница будет еще больше. За что в данном случае наказали предприятия? Исключительно за специализацию. То есть за то, что обществу должно быть выгодно. Логично? По-моему, абсурдно.

Как же быть с предприятиями, работающими по общеустановленной системе налогообложения? Казалось бы, у них этой проблемы быть не должно, ведь они являются плательщиками НДС. Очень большая ошибка так думать. И ошибаетесь вы дважды.

Во-первых, плательщики НДС должны уплачивать еще три налога с размера выручки (за вычетом НДС и акцизного налога):

— обязательные отчисления в Республиканский дорожный фонд (1,4% от выручки),

— обязательные отчисления во внебюджетный пенсионный фонд (1,6% от выручки),

— обязательные отчисления во внебюджетный Фонд реконструкции, капитального ремонта и оснащения образовательных учреждений (0,5% от выручки).

Итого – 3,5% от выручки.

Какой смысл облагать предприятия еще и тремя дополнительными налогами с продаж, являющимися к тому же полными антагонистами НДС, и тем самым уничтожающими смысл применения НДС? Зачем тогда нужен НДС, если одновременно применяются налоги с выручки? Парадокс, да и только.

Во-вторых, в нашей ситуации даже НДС зачастую превращается в свою полную противоположность – в налог с выручки. Как это происходит?

При уплате НДС осуществляется зачет уплаченных НДС предприятиями, находящимися на более ранних цепочках общественного разделения труда. Иными словами, НДС действительно является налогом на добавленную стоимость предприятия только в том случае, если поставщики этого предприятия также являются плательщиками НДС, который они уплатили со своей добавленной стоимости. Если же поставщики не являются плательщиками НДС, то этот налог превращается в налог с выручки. Более того, если в нашей цепочке предприятия 1, 2, 3 являются плательщиками НДС, а предприятие 4 – нет (т. е. происходит разрыв в уплате НДС), то предприятие 5 будет платить НДС со всей выручки, т. е. 20% с $200.

В Узбекистане подавляющая часть хозяйствующих субъектов работает либо в рамках упрощенного порядка налогообложения, либо в качестве индивидуальных предпринимателей и, соответственно, не является плательщиками НДС. Для предприятий-плательщиков НДС это означает дополнительную налоговую нагрузку при работе с поставщиками-неплательщиками НДС со всеми указанными ранее негативными последствиями для общественного разделения труда.

Таким образом, наша налоговая система не позволяет создавать длинные цепочки создания добавленной стоимости, состоящих из самостоятельно работающих узкоспециализированных предприятий. Выход из ситуации, казалось бы, очевиден: нужно осуществлять разделение труда не между самостоятельными предприятиями, а внутри одного большого концерна. Тогда технологические цепочки останутся, но без актов купли-продажи внутри цепочки, следовательно, мы решаем проблему двойного налогообложения. Как бы не так! У нашей налоговой системы есть для вас большой сюрприз: крупные предприятия, которые могли бы включать в себя все эти длинные цепочки будут платить налогов еще больше, чем много мелких!

Как наша налоговая система не позволяет использовать преимущества от экономии на масштабах

Одна из самых распространенных тем просьб и жалоб со стороны малых предпринимателей – это буквально стон по поводу низких порогов отнесения к малому бизнесу. А пороги эти определяются предельной численностью работников, которое может себе позволить предприятие, чтобы считаться малым. Предельная численность зависит от отрасли и определяется постановлениями Кабинета министров. Смысл жалоб обычно следующий: почему у нас такая низкая предельная численность (25, 50, 100 человек), хотя в каких-то других отраслях она выше. И иногда под давлением наиболее пробивных представителей бизнеса эти нормы для отдельных отраслей повышаются.

Но почему данный вопрос так важен для предпринимателей? Да потому, что как только вы потеряет статус малого предприятия и перейдете на общеустановленную систему налогообложения, ваша налоговая нагрузка увеличится… не на 5, не на 7 и даже не на 20%. Она возрастет в 3, 4, 5 и даже более раз (в зависимости от отрасли и наличия поставщиков-плательщиков НДС)! Налогов в нашей общеустановленной системе так много и ставки настолько высоки, что платить их полностью могут только отдельные предприятия, занимающиеся добычей полезных ископаемых и их первичной, не очень глубокой переработкой, либо монополисты, способные столь высокую налоговую нагрузку переложить на плечи потребителей (например, отечественный автопром). Все остальные либо работают по упрощенной системе, либо пользуются налоговыми льготами.

И теперь вопрос: что это за налоговая система, при которой большинство предприятий просто физически не могут существовать, если будут платить все налоги как положено? Зачем такая система нужна?

И тогда становится понятно:

а) почему у нас подавляющее большинство юридических лиц предпочитают упрощенную систему налогообложения – в общеустановленной они просто не выживут;

б) почему для бизнеса так важны критерии отнесения к малому бизнесу. Да потому, что они хотят расти! Они хотят стать крупнее, нанять больше работников, чтобы использовать описанные выше преимущества экономии на масштабах и стать более конкурентоспособными. В этом их «преступление», за это наша налоговая система их наказывает.

На самом деле проблема не в порогах отнесения к малому бизнесу, а в совершенно неестественной, просто колоссальной разнице в налоговой нагрузке для двух основных режимов налогообложения. Нигде в мире такого нет, чтобы предприятие увеличило число занятых с 50 до 51 или со 100 до 101 и — ба-бах, налоги возросли в 3—5 раз! Это абсолютный нонсенс. Если и есть в других странах разрыв в налоговой нагрузке двух режимов, то он: а) незначителен; б) часто как раз в пользу общеустановленного режима (преимущество упрощенного режима не в низкой налоговой нагрузке, а в упрощенном налоговом администрировании).

Что делать?

Налоговая система Узбекистана создает парадоксальную ситуацию. Налоги с выручки не позволяют формировать кооперационные связи между предприятиями, создавать цепочки добавленной стоимости, потому что это налоги на общественное разделение труда. Соответственно, в этой ситуации должны возникать крупные вертикальные корпорации, объединяющие все стадии создания товаров с значительной добавленной стоимостью, типа южнокорейских чеболей. Но этого не происходит, так как такие корпорации будут платить просто непосильные налоги. Таким образом, налоговая система Узбекистана обрекает местных предпринимателей на существование в рамках небольших универсальных производств, которые не могут использовать для повышения конкурентоспособности ни узкую специализацию, ни экономию на масштабах. А это два основных кита, на которых основано большинство современных конкурентоспособных производств.

В рамках налоговой реформы крайне необходимо:

радикально сократить налоговую нагрузку для предприятий общеустановленной системы налогообложения, дабы стимулировать переход на эту систему большинства предприятий и уменьшить общую налоговую нагрузку на экономику страны;

отменить обязательные отчисления с выручки, уплачиваемые предприятиями-плательщиками общеустановленных налогов. Отмена налогов с выручки — необходимый шаг для стимулирования производственной специализации и кооперации, а также важная мера по снижению общей налоговой нагрузки на плательщиков общеустановленных налогов;

значительно сократить число налогов, уплачиваемых в рамках общеустановленной системы, и упростить налоговое администрирование (данный вопрос в статье не рассматривался – это тема отдельного изучения).

 

 

 

 

Похожие материалы
Популярное