Обременительна ли налоговая нагрузка в Узбекистане?

Чтобы проанализировать, насколько высока налоговая нагрузка в Узбекистане, сравнение нужно проводить с теми странами, где уровень жизни сопоставим с нашим, пишет независимый эксперт-экономист Юлий Юсупов. В статье сравнивается налоговая нагрузка в некоторых странах бывшего СССР на примере сектора мобильной связи.

fb 30 налоги

В нескольких предыдущих статьях, рассматривая проблемы нашей налоговой системы, среди прочих я указывал и на такую острую проблему, как высокий уровень налоговой нагрузки на бизнес.

В частности, я привел данные о налоговой нагрузке в наиболее быстро развивающихся в последние годы странах Азии в сравнении с Узбекистаном:

Доходы государственного бюджета и внебюджетных фондов к ВВП отдельных стран Азии в 2015 году (в %), данные Азиатского банка развития

30 статья таблица 1

Из диаграммы видно, что налоговая нагрузка в нашей стране в 1,5-2 раза выше. Как в таких условиях наши предприниматели могут быть конкурентоспособными? Как при таких налогах привлекать инвестиции в нашу экономику?

В ходе многочисленных дискуссий от чиновников и не только от них я несколько раз получал контраргумент: «Почему вы сравниваете только со странами Азии? Например, в некоторых странах Западной Европы (Голландии, Швеции, Франции) налоговая нагрузка выше, чем у нас!».

Возразить на такую аргументацию очень просто. Уровень налоговой нагрузки зависит в том числе от уровня благосостояния, от уровня ВВП на душу населения: чем богаче страна, тем бизнес и население платят больше налогов, не только в абсолютном, но и в относительном выражении.

Это не означает, что в богатых странах налоговая нагрузка автоматически выше, чем в бедных. Есть богатые страны, где налоговая нагрузка относительно невелика (например, США и Япония). Речь о том, что по мере увеличения уровня благосостояния общая налоговая нагрузка растет.

 

quotes_miniИ в странах Западной Европы, и в США, и в Японии раньше, при более низком ВВП на душу населения, налоговая нагрузка была гораздо меньше, чем сегодня.

 

И потом, развитым странам не надо никого догонять. Это нам надо развиваться в несколько раз быстрее, чтобы через несколько десятилетий достигнуть уровня жизни богатых стран. Высокую налоговую нагрузку мы себе позволить просто не можем.

Поэтому сравнивать нужно с «себе подобными», со странами, где уровень жизни сопоставим с уровнем жизни Узбекистана.

Исходя из этого в другой статье я привел расчет экспертов Всемирного банка относительно налоговой нагрузки в рамках общеустановленной системы налогообложения для стран бывшего СССР:

Расчет налогового бремени (% от прибыли) для условного предприятия, данные Всемирного банка (2012 год)

30 статья таблица 2

Уровень жизни здесь более сопоставим с Узбекистаном (сравнение по крайней мере более корректно, чем с Голландией и Швецией). К тому же стартовые условия после обретения независимости были весьма близки: тот же груз социальных обязательств, которые ложатся нагрузкой на бюджет, на что любят ссылаться противники снижения налоговой нагрузки, что и у Узбекистана.

На этом графике, как и на предыдущем, мы видим существенную разницу в налоговой нагрузке.

Что в ответ? «Эти эксперты Всемирного банка что-то напутали. У нас практически такие же налоги, что в той же Грузии или Эстонии. И ставки в среднем не выше».

Я экономист, а не эксперт в области налогообложения. С ходу возражать на такие аргументы мне сложно. Поэтому я решил проверить утверждение оппонентов на конкретных примерах.

Но как можно сравнить налоговую нагрузку в разных странах? Эксперты Всемирного банка взяли условное предприятие, описали его работу и посчитали, сколько бы оно платило налогов, исходя из правил существующего законодательства. Оппонентов такой подход не устраивает: «Слишком абстрактно, на практике бизнес столько налогов не платит».

Хорошо. Давайте посмотрим, сколько платят на практике. Есть международные компании, которые ведут бизнес в нескольких странах. Например, компания «Билайн», симки которой я часто покупаю и использую при посещении стран ближнего зарубежья (приходится много путешествовать).

Мне удалось получить данные о налоговой нагрузке предприятий компании «Билайн» в семи странах бывшего СССР, включая Узбекистан:

Доля налогов и прочих обязательных платежей в операционных доходах предприятий «Билайн»

в разных странах в 2016 году, в %

30 статья таблица 3

Налоговая нагрузка считалась как доля налогов и прочих обязательных платежей в операционных доходах компании. На самом деле данные не очень хороши с точки зрения сравнения общей налоговой нагрузки, так как они не включают уплату НДС (этот налог как бы платит не компания, а покупатель) и некоторые налоги на труд (которые, опять-таки, формально платят сами работники, хотя на практике эта нагрузка ложится на компанию). Но по этим налогам поговорим ниже отдельно. А пока воспользуемся имеющимися данными, тем более что они сопоставимы: один и тот же вид бизнеса, одна и та же база сравнения (операционные доходы), НДС и налоги на труд не учитываются одинаково везде.

Из диаграммы видно, что в Узбекистане налоговая нагрузка на «Билайн» в два раза больше, чем в Украине, примерно в три раза больше, чем в Грузии, Кыргызстане и Казахстане, в три с лишним раза больше, чем в Армении и почти в шесть раз больше, чем в России. Очень напоминают «абстрактные» расчеты экспертов Всемирного банка, не правда ли?

Далее постараемся понять, почему же возникает такой огромный разрыв, тем более что налоги и налоговые ставки у нас якобы «практически такие же, как и в других странах». Если это так, почему же результат совсем другой?

 

Налоги на прибыль

Половина из 40% операционных доходов «Билайна», которые в Узбекистане уходят на налоги, приходится на налоги на прибыль. Причем в сравнении с другими странами налоговая нагрузка несопоставимо выше:

Доля выплат по налогам на прибыль в операционных доходах предприятий «Билайн»

в разных странах в 2016 году, в %

30 статья таблица 4

«Клевета, — тут же возразят оппоненты. – У нас самая низкая в мире ставка налога на прибыль – 7,5%. Как в Грузии налоговая нагрузка может составлять 0,3% от операционных доходов, если ставка налога – 15%, а в России – 1,3% при ставке 20%?»

Вот и хороший повод разобраться, как при «самой низкой в мире ставке налога» мы платим этого налога гораздо больше, чем другие.

Во-первых, ура-патриоты нашего сверхнизкого налога на прибыль забывают обратить внимание на «самую малость» – на налогооблагаемую базу, то есть то, с чего рассчитывается налог. Предприниматели других стран имеют гораздо больше возможностей вычитать из налогооблагаемой базы налога на прибыль разного рода расходы.

Так, согласно действующему законодательству Республики Узбекистан, представительские расходы являются вычитаемыми только в пределах 1% от объема выручки. Расходы на инвестиции чаще всего вычитаются не напрямую (сколько потратил в течение года, столько и вычел), а через амортизационные отчисления (то есть вычет растягивается на многие годы). Не вычитается из налогооблагаемой базы благотворительная помощь, материальная помощь сотрудникам (за исключением матпомощи к отпуску и связанной с трудовым увечьем или смертью), расходы на проведение аудита более одного раза в год, расходы на медицинское страхование сотрудников.

Список вычитаемых расходов у нас закрытый, а невычитаемых — открытый, то есть все расходы периода, необходимые для работы предприятия, не указанные в списке вычитаемых расходов, автоматически становятся невычитаемыми и не уменьшают налогооблагаемую базу. Так что «налогооблагаемая прибыль» в Узбекистане и где-нибудь в России или Грузии – это (как говорят в Одессе) две большие разницы. Де факто предприниматели платят этот налог не только с прибыли, но и с части расходов, которые не могут вычесть из налогооблагаемой базы.

Во-вторых, в отдельных отраслях (в том числе и в секторе мобильной связи) в Узбекистане, кроме сверхнизкого 7,5-процентного налога на прибыль, применяют и сверхвысокий 50-процентный (!) налог на сверхприбыль.

 

quotes_miniЕсли у сотового оператора уровень рентабельности больше 20%, то сверхприбыль (прибыль, превышающая 20-процентный порог) облагается по ставке 50%.

 

Вот вам и самый низкий налог в мире…

Кроме того, необходимо иметь в виду, что кроме налога на прибыль предприятиям приходится платить еще и другие налоги с прибыли:

—  налог на благоустройство и развитие социальной инфраструктуры (8%, его базой является прибыль до уплаты налогов за минусом налога на прибыль), который не объединяется с налогом на прибыль в один налог только для того, чтобы мы продолжали гордиться нашим «самым низким в мире» налогом на прибыль;

— налог на дивиденды (10%), который может быть не принят в качестве вычета у учредителя, если учредитель зарегистрирован в другой стране и с этой страной у РУз нет соглашения об избежании двойного налогообложения.

Теперь понятно, как при «самом низком налоге в мире» приходится платить больше других.

 

Плата за использование абонентского номера

Это вторая по размерам статья налоговых расходов «Билайн» в Узбекистане (более 12% от операционного дохода на сегодняшний день) после налога на прибыль. Сотовые операторы с 2012 года платят за каждый действующий абонентский номер. С 1 июля текущего года размер платежа был повышен до 2750 сумов за один номер в месяц. Причем ни в одной из других рассматриваемых нами стран такого рода платежей нет.

Наличие данного платежа и является причиной того, что в Узбекистане (в отличие от других стран) нет тарифов без абонентской платы.

Размер платежа за использование абонентского номера постоянно растет (так, в 2016 году он составлял 1500 сумов). И сейчас операторы (боюсь, не без оснований) опасаются, что с 1 января произойдет очередное повышение.

 

Налоги с выручки

В Узбекистане предприятия, являющиеся плательщиками общеустановленных налогов, уплачивают с выручки обязательные отчисления в Республиканский дорожный фонд (1,4% от выручки), во внебюджетный Пенсионный фонд (1,6% от выручки), во внебюджетный Фонд реконструкции образовательных учреждений (0,5% от выручки). Итого – 3,5%.

Я уже многократно писал, что налоги с выручки – главные убийцы общественного разделения труда в Узбекистане, которые, наряду с огромным разрывом в налоговой нагрузке между упрощенным и общеустановленными режимами налогообложения, просто не оставляют нашей экономике никаких шансов для создания конкурентоспособной продукции с высокой добавленной стоимостью.

Налоги с выручки – третья по размерам (3,5% от операционных доходов) статья налоговых расходов «Билайна» в Узбекистане (если не считать налогов на труд и НДС, которые, как я уже писал, не учтены в рассматриваемых нами расчетах).

Теперь о других налогах, расчеты которых не попали в вышеприведенные 40%.

 

Налог на добавленную стоимость

Специалисты в области налогообложения говорят, что методы расчета этого налога у нас очень усложнены, не все вычеты, предусмотренные в других странах можно делать. Так, например, облагаемым оборотом для целей НДС в Узбекистане является безвозмездная передача имущества некоммерческим и государственным организациям. Если вы продали товар ниже себестоимости (а в условиях рынка часто приходится поступать и так), то НДС придется платить не с выручки, а с себестоимости, то есть налог накладывается на не полученные доходы.

Да и ставку налога (20%) точно назвать самой маленькой в мире нельзя. Например, в России и Грузии она составляет 18%, в Казахстане и Кыргызстане – 12%. То есть и по этому налогу мы платим заведомо больше.

Кроме того, налоговая нагрузка по НДС в Узбекистане возрастает из-за частых разрывов в цепочке уплаты НДС. Я об этом тоже ранее много писал. Проблема в том, что у нас очень мало плательщиков этого налога, так как предприятия спасаются от непомерного бремени общеустановленного налогового режима (где надо платить НДС), переходя на упрощенный режим (где платить НДС необязательно).

Поэтому, покупая ресурсы у неплательщика НДС (а таких среди предприятий подавляющее большинство), плательщик НДС не имеет возможность зачесть ранее уплаченный НДС. В результате этот налог превращается из налога на добавленную стоимость в налог с выручки. Может быть, эта проблема не очень актуальна для сотовых операторов, которые практических не используют сырье и материалы. Но для производственных компаний, работающих в общеустановленном режиме, особенно занимающихся материалоемким производством, она стоит весьма остро.

 

Налоги на труд

В недавно опубликованной статье Мансур Тангишов привел сравнение налоговой нагрузки на труд в Узбекистане, Казахстане, России и Грузии. И мы опять «впереди планеты всей».

Доля выплат по налогам на труд (подоходный налог, социальные отчисления) от начисленной зарплаты, в %

30 статья таблица 5

Таким образом, если еще и учесть налоговую нагрузку по НДС и налогам на труд, разрыв между Узбекистаном и рассматриваемыми нами странами возрастет еще больше.

Для самоутешения оппоненты могут привести данные о том, сколько платят налогов во Франции или Швеции. Конечно же, еще больше, чем у нас. Но им стоит для начала сравнить уровень доходов наших стран. И задаться вопросами, почему в Узбекистане такой высокий уровень внешней трудовой миграции и почему наши предприятия не могут обеспечить трудоспособное население рабочими местами.

Может быть, в том числе и потому, что у нас налоговое бремя все же существенно выше, чем в других странах с сопоставимым с нашим уровнем доходов и чем должно быть, если мы хотим создать эффективную экономику?

Что же делать?

Я об этом много раз писал – провести налоговую реформу, которая будет включать:

1. Радикальную реформу общеустановленной системы налогообложения с целью обеспечения кардинального снижения налоговой нагрузки и стимулирования перевода большей части малых предприятий в общеустановленный режим налогообложения, в том числе:

— отмена налогов с выручки при общеустановленном режиме;

— значительное сокращение числа налогов (в том числе и таких экзотических, как плата за использование абонентского номера);

— сокращение ставок налогообложения;

— введение принципов 100-процентной амортизации и возврата НДС при инвестиционных расходах.

2. Стимулирование перехода на НДС предприятий, работающих в упрощенном режиме налогообложения. Либо отказ от НДС в пользу налога с розничных продаж (как в Японии и США).

3. Радикальное снижение налогов на труд, переход к «плоской» шкале при уплате подоходного налога.

4. Отказ от индивидуальных и отраслевых налоговых льгот. В перспективе — отказ от множества режимов налогообложения.

5. Упрощение системы налогового администрирования и налоговой отчетности.

Превью: Dreamstime.com

 

Похожие материалы
Популярное