Кодир Кулиев: Стране необходимо официальное признание существования коррупции

Что такое коррупция, как много ее в Узбекистане и можно ли ее победить? Взятка учителю или сотруднику ГУБДД - это коррупция? Подробное интервью о коррупции в общем и в Узбекистане, в частности, от единственного специалиста из Узбекистана в Антикоррупционной Академии при ООН Кодира Кулиева, специально для Kommersant.

Что такое коррупция? Это только взятки или нечто большее? Насколько ее много в Узбекистане? Можно ли ее победить? На эти вопросы Kommersant.uz ответил Кодир Кулиев — экономист, национальный консультант по Программе Евросоюза и единственный специалист из Узбекистана в Антикоррупционной Академии при ООН (Австрия).

Что такое «коррупция»

У слова «коррупция» много значений, понятие это абстрактное и трактуется по-разному. Например, согласно Оксфордскому словарю, коррупция — это «нечестное или незаконное поведение». Некоторые источники объясняют это как «акт официального или доверенного лица, которое незаконно или неправомерно использует свое положение или личность с целью получения выгоды для себя или для другого лица», а некоторые — как «злоупотребление служебным положением для неофициальных целей». Обобщая, я лично интерпретирую это как «форму нечестного или неэтичного поведения любого лица, обладающего властью, для получения личной выгоды».

kk4Само слово заимствовано из латинского «corrumpere», что означает «испортить» или «уничтожить», но опять же это термин с большой эмоциональной силой, который часто используется без четкого определения. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции (UNCAC) не определяет этот термин, поскольку «консенсус по определению коррупции не был достигнут в ходе переговорного процесса».

Существуют различные виды и формы коррупции. К ним относятся взятки, вымогательство, кража, растрата государственных средств, присвоение средств или имущества, переданного одному человеку, но фактически принадлежащего кому-то другому, мошенничество, шантаж, поиск ренты (использование ресурсов компании, организации или отдельного лица для получения экономической выгоды от других, не приносящих никаких выгод), связи, непотизм, фаворитизм и т. д.

Что можно считать коррупцией

Представьте судью с завязанными глазами, который держит в руке сбалансированные весы. В древности считалось, что когда судья, нарушая нейтралитет, поворачивал свое лицо в одну из сторон, это давало знак о получении взятки. Возвращаясь к вопросу «что считается коррупцией?», нужно обратиться к понятиям «законность» и «мораль», чтобы термин был бесспорно ясным.

Нет единого принятого определения термина «коррупция», поскольку то, что может казаться коррумпированным в одном обществе, не обязательно воспринимается так в другом. Как правило, это происходит, когда сама государственная система коррумпирована, и поэтому этот случай не считается незаконным. Вспомните, например, времена рабства из учебника «Всемирная история». Распределение доходов между рабами и рабовладельцами было несправедливым, потому что рабы работали и выполняли всю работу, в то время как рабовладельцы получали весь доход, но это было совершенно законно.

В современном обществе мы видим это в распределении средств национального бюджета. Определенные суммы выделяются департаментам, и они кажутся достаточными. Но почему у нас все еще есть нехватка в плане качественных услуг, предоставляемых этими отделами? Ответ прост: сама система повреждена. Люди на высоких должностях тратят большую часть денег на зарплаты, и к тому времени, когда средства достигнут сферы, в которой они больше всего необходимы, их будет не хватать. Таким образом, это действие является совершенно законным, но несправедливым и безнравственным, коррумпированным.

Поскольку коррупция — моральная проблема, все ее случаи должны обладать хотя бы одним из следующих свойств: они должны иметь возможность причинять вред другим, идти против социальных норм и не должны поддерживать моральные ценности. Поскольку это юридическая проблема, все случаи коррупции должны быть просто незаконными.

Взятка в школе — это коррупция?

По моим исследованиям, в странах вроде Сомали или Южного Судана взятки не воспринимаются как коррупция. Это практикуется почти без страха и глубоко укоренилось в культуре. Но для некоторых людей это все-таки конец света, потому что закон и этика для них — основа упорядоченности и устойчивого развития.

kk3Я считаю, что взятка в школе, безусловно, коррупция. Могу сказать больше: подкуп — это табу и стигма, что делает его существование в любом аспекте нашей жизни прогрессирующей гнилью.

Коррупция существует на всех уровнях и во всех аспектах нашей жизни. По крайней мере в нашей стране. В основном мы читаем о политической коррупции, но есть много других областей, в которых она существует. Вы можете найти коррупцию в журналистике, науке, образовании, спорте, даже в религии и, конечно же, бизнесе.

Можно ли бороться с коррупцией?

Многие известные эксперты по борьбе с коррупцией доказали, что можно сдерживать это явление в любой точке мира, даже если оно затронуло все сферы деятельности этого региона. В то же время стоит осознать печальную реальность: в мире нет ни одной страны, существующей без коррупции. Более того, никогда не будет страны, свободной от коррупции на все 100 процентов.

Коррупция не исчезает, поскольку она не заканчивается в случае созревания и пика политического развития. Проведенные мной исследования доказали, что она принимает различные формы и последствия в зависимости от социально-экономической, политической и культурной динамики, степени их изменения и присутствия. Когда мы говорим: «Мы уже боролись с коррупцией, и ее больше нет» — это неправда. Коррупция всегда находится в равновесии, имея возможность менять направление своего существования. Только знание факторов, которые меняют это, помогает нам контролировать коррупцию. «Контроль» — золотое слово.

Коррупция есть везде и всегда. В 2014 году я изучал этот вопрос, используя качественные и количественные методы исследования, сравнивая отношения между развитием страны и коррупцией с глобальной точки зрения. Основными вопросами моего исследования были: «определяет ли уровень экономического развития страны уровень коррупции?» и «влияет ли уровень ее развития на успех антикоррупционных мер?». И все участники (из развитых, развивающихся и слаборазвитых стран) во время интервью фокус-группы заявили, что коррупция присутствует всегда, независимо от того, насколько общество против нее или каким бы впечатляющим ни был уровень развития страны.

Как вообще можно оценивать и измерять коррупцию?

Трудно измерить коррупцию из-за ее характера. Есть оценки, опросы и индексы, среди которых индексы восприятия коррупции (ИВК), глобальный барометр коррупции, индекс плательщиков взяток, которые широко используются исследователями. Как правило, статистика подготовлена на основе показателей коррупции, собранных частными структурами по оценке риска. Для своих исследований я использую «Индекс восприятия коррупции» (ИВК), который оценивает страны по шкале от 100 (очень чистая) до 0 (сильно коррумпированная).

А может ли коррупция быть во благо?

Коррупция была, есть и всегда будет негативным фактором. Конечно, некоторые ученые трактуют ее как «смазку для колес экономики», и я боюсь, что в этом есть доля правды. Особенно когда в стране быстро меняется экономика, давая возможность развитию взяточничества и обмана.

Политолог Сэмюэль Хантингтон говорил: «Что касается экономического роста, единственное, что хуже, чем общество с жесткой, централизованной, нечестной бюрократией, — это жесткая, чрезмерно централизованная и честная бюрократия». Он имел в виду, что коррупция иногда может быть полезной: она помогает обойти ограничения, не будучи полностью задушенным бюрократическим вмешательством. Так что коррупция, возможно, может быть необходимой (на короткий срок), чтобы преодолеть некоторые трудности. Но многие ученые и исследователи в этой области доказали, что коррупция в конечном итоге вредна для экономики.

Как обстоят дела с коррупцией в Узбекистане?

Из моих наблюдений уровня коррумпированности нашей страны, к числу распространенных в Узбекистане видов можно отнести взяточничество, растрату, мошенничество, шантаж, сетевое взаимодействие, непотизм, фаворитизм. Особо сильна она в бизнесе, образовании, здравоохранении, спорте, рекрутинге и, конечно же, в правоохранительных органах.

kk9Как можно эффективно бороться с коррупцией в нашей стране и сколько на это потребуется времени?
Как молодой специалист, я не могу сказать, что действия «X, Y и Z» очистят Узбекистан от коррупции. Это может быть неверно и безответственно с моей стороны. Я убежден, что если вы зададите какому-либо специалисту по борьбе с коррупцией тот же вопрос о своей стране или стране, которую они хорошо знают, простого ответа не будет. Нет единого средства, которое подходит всем. Борьба с коррупцией в каждой стране выходит за рамки прекрасных слов и обычных подходов. Каждой стране нужен новый подход или «индивидуальная стратегия», как я упомянул в большинстве своих работ. Экономические, социальные, политические и культурные проблемы в каждой стране различны и своеобразны.

 

quotes_mini Но учитывая мои знания об Узбекистане, я вижу подход, который может помочь нашей стране. Он состоит из нескольких этапов: диагностика, стратегия, реализация, пропаганда.

 

Каждый из них состоит из ряда действий, которые направлены на изучение проблемы, расширение знаний о коррупции, а также на создание нормативно-правовой базы.

К примеру, одно из них касается судебных и правовых органов. Судебная власть независима или беспристрастна в гражданских вопросах. Граждане могут подать иски в гражданские суды за предполагаемые нарушения прав человека должностными лицами, за исключением следователей, прокуроров и судей, которые подпадают под различные юридические процедуры.

Номинально независимые от других ветвей власти суды остаются под полным контролем исполнительной власти. Как и в системе советской эпохи, генеральным прокурором и его региональными и местными эквивалентами являются как главные должностные лица государства, так и главные следователи по уголовным делам. Это конфигурация, которая ограничивает досудебные права обвиняемых.

Необходимо официальное признание правительством факта существования коррупции. Например, почему ни одна из политических партий не имеет понятия «антикоррупция» в своей повестке дня? В прошлом году, когда Шавкат Мирзиёев баллотировался на пост президента, его предвыборные обещания включали судебную реформу. Нам нужен административный суд, который рассматривает гражданские и административные дела и сосредотачивается на обвинениях в незаконных действиях государственных органов и должностных лиц. Но есть и хорошая новость: создается так называемый Высший судебный совет. Совет будет выбирать судей на конкурсной основе среди наиболее квалифицированных специалистов.

Для борьбы с коррупцией в Узбекистане правительство должно понять коренные причины коррупции, в том числе историю ее возникновения и формы, существующие в стране. Некоторые исследования, «круглые столы», консультации экспертов неизбежны. Тогда и только тогда нам нужно будет строить Национальную антикоррупционную стратегию.

Сейчас невозможно даже предположить, сколько времени это займет.

 

Похожие материалы
Популярное