Клара Орен: «Мы должны помогать друг другу, если хотим жить хорошо»

Клара Орен — основатель и генеральный директор технологического инкубатора L.N. Innovative Technologies, который специализируются на эко-инновациях. В Ташкенте Клара провела двухдневный семинар для Академии государственного управления при Президенте РУз, а также приняла участие в Startup Mix #28, на котором объяснила, как устроен инновационный бизнес Израиля. В интервью Kommersant.uz госпожа Орен рассказала, чем еще, кроме господдержки, обусловлено развитие инноваций в стране.

startup mix28 07

 

С 1993 года инкубатор L.N. Innovative Technologies получил девять национальных премий за выдающиеся проекты и вырастил более 100 компаний. Клара Орен также является директором ряда израильских компаний и председателем правления компании Green Technologies.

— У инкубатора L.N. Innovative Technologies очень высокий показатель успешных проектов: 45—50% при том, что в мире успешным считается уровень 5—10%. Какой опыт помог вам действовать настолько эффективно?

— У меня не было никакого в этом деле. Я была математиком и не имела никакого отношения к инновационным технологиям. Я сама создала этот инкубатор и получила разрешение от государства быть директором. Мне дали испытательный срок — полгода. И каждые полгода разрешение продлевали. Следили, не наломаю ли я дров, не наделаю ли ошибок.

Возможно, мне просто повезло, или помог жизненный опыт. Чтобы быть хорошим руководителем, человек должен иметь определенные личностные качества. У меня есть терпение к людям, я умею с ними ладить, умею быть твердой, когда надо. Кроме того, у меня были очень хорошие учителя — директорский состав, который я собрала, дал мне очень многое. Это были 10 руководителей крупнейших израильских компаний, банков. Я просто предложила им помочь мне, они делали это  на добровольных началах, не получая никаких материальных выгод. В Израиле это принято — люди помогают друг другу в профессиональных вопросах, особенно успешные люди.  В бизнесе у нас страшная конкуренция, но честная.

 

quotes_miniЭто такой глубокий патриотизм: люди понимают, что если мы хотим жить хорошо, мы должны работать на благо страны и помогать друг другу.

 

Добровольческая помощь в Израиле развита в очень многих областях. Люди идут волонтерствовать в скорую помощь и другие места, где работать очень нелегко. Потому что понимают, что кадров недостаточно и нужно разгрузить сотрудников.

startup mix28 06

 

— Какие факторы повлияли на активное развитие инноваций в Израиле? (Об этом подробнее читайте в нашем репортаже со Startup Mix #28, на котором также выступала Клара Орен — прим. ред.).

— Весь Израиль — большой технопарк. Мы добились таких успехов благодаря правильному пониманию государством своих задач и поддержке технологических идей на самом раннем этапе, когда частный капитал еще не готов взять на себя риск и вложиться в эти идеи. Этот первичный риск государство берет на себя. Мы делаем все, чтобы вырастить компании, привлекательные для будущих частных инвесторов, используя государственные ресурсы.

 

quotes_miniЕжегодно 5% ВВП Израиля направляется на поддержку науки. Мы — маленькая страна, но при этом у нас шесть нобелевских лауреатов в области химии.

 

Программа поддержки инкубаторов в Израиле предоставляет компаниям по $600 тыс. на два года (85% этих средств — государственные дотации). Мы в L.N. Innovative Technologies знаем, что надо сделать за два года, чтобы сделать компанию аттрактивной для частного капитала.

Презентация моего инкубатора называется «От технологической идеи до успешного предприятия». Технология — это только 30% успеха. Остальные 70% — поиск руководителя, рынков, связей, ежедневное кропотливое ведение дела — как раз то, чем занимается инкубатор.

Высокотехнологичные компании проходят очень долгий путь, прежде чем выйти на окупаемость. Например, пять лет считается очень сжатым сроком. Инвесторы должны быть готовы ждать долго. Но и прибыль, которую будет приносить такая компания — это не 5%, не 10% и даже не 100% от инвестиций, а гораздо больше. Люди согласны рисковать, если они видят перспективу.

— Что может мешать развитию инновационных технологий в стране?

— Отсутствие господдержки. Но дорогу осилит идущий, надо начать идти. Я рассказываю о системе, которая исправно работает, но она не родилась в один день. Мы тоже все меняли,  учились на собственных ошибках. И  сейчас приходят молодые, которые тоже будут учиться и совершенствовать систему.

— Приведите наиболее яркий пример компании, ставшей успешной благодаря вашему инкубатору.

— Израильский ученый разработал технологию, которая позволяет перерабатывать жировые отходы в бионефть. Технологию получения топлива из жировых отходов используют во многих странах, это поддерживается на государственном уровне: устанавливается процент обязательного использования биотоплива, чтобы снизить загрязнение окружающей среды. Но есть одна проблема: сам химический процесс переработки очень сильно загрязняет окружающую среду. Наш ученый создал экологически чистую технологию переработки жировых отходов биологическим путем при помощи энзимов. На выходе получается биотопливо с конкурентоспособной ценой.

Я думаю, Узбекистану было бы интересно внедрить централизованный сбор отработанного масла, как это делают в Израиле. У нас закон запрещает просто сливать масло, будь то пищевые или технологические отходы, потому что это сильно загрязняет почву и воду.

klara oren 2

 

— Что еще может перенять Узбекистан из опыта Израиля?

— Я знаю, что Узбекистан — индустриально-аграрное государство. Конечно, климатические условия у вас лучше, чем у нас. Но мы тоже, будучи высокотехнологическим государством, сумели развить сельское хозяйство в пустыне и стать сверхдержавой в области сельскохозяйственных и водных технологий. Мы сделали так, что пустыня у нас цветет, и это не метафора. Мы создали новые овощи и фрукты, разработали новые технологии орошения. Думаю, в этой сфере у нас найдется много точек соприкосновения.

У нас широко используется солнечная энергетика: солнечные панели, солнечные бойлеры, по закону мы не можем строить дома без них. Это еще одно перспективное для Узбекистана направление. Я была очень удивлена тем, что у вас не вводится летнее время.

 

quotes_miniУ нас лето длинное, поэтому летнее время функционирует очень долго. Это позволяет сэкономить миллиарды долларов в год на электроэнергии.

 

Нас приучили экономить воду, потому что в Израиле мало пресной воды. Единственный источник пресной воды, по сути, — это наше озеро Кинерет. Бывают годы, когда дожди идут всего два—три дня, и озеро не пополняется. При этом у нас никогда не бывает такого, чтобы жителям отключали воду. Нас приучили бережно относиться к расходованию воды: правильно мыть посуду, не оставляя кран открытым, закрывать воду во время чистки зубов, чтобы она не лилась просто так.

Орошение, бассейны — это всё есть, на реальные нужды мы тратим воду. Но мы никогда не будем лить ее без надобности, играть с водой. И это не имеет отношения к экономии денег: я даже не знаю, сколько плачу за воду, не всегда просматриваю счет. Это просто осознание своей ответственности, нас так воспитали.

И все это шло от государства: по телевидению, например, проходили масштабные акции, призывающие не срывать дикие цветы. Они очень красивые, но у нас их мало. Нас приучили получать удовольствие от красоты растущих цветов, а не от того, что ты их сорвешь, принесешь домой, а они завянут через пару часов.

— Какой совет вы бы дали предпринимателям Узбекистана, которые хотят продвигать инновации?

— Никогда не отчаиваться, пытаться найти другие пути, если слышите отказ. Все хотят получить готовые работающие технологии. А довести их до этого уровня без поддержки государства очень сложно (даже в Израиле, куда приезжают со всего мира за технологиями). Поэтому главное — не сдаваться.

— Какое впечатление на вас произвел Ташкент?

— Мне очень понравился город: светлый, в глазах от него светло. Ужасное впечатление произвел аэропорт. Толпы людей, нет никакого порядка. Видимо, этим никто не занимается или не хочет заниматься. В более крупных аэропортах Европы и США в десятки раз больше людей, но никто не лезет толпой. В Америке бывают огромные очереди за билетами в театр. И если из жителей бывшего СССР (или израильтян, у нас тоже есть такая проблема) кто-то лезет без очереди, американцы расступаются. Им кажется, что это форс-мажор: если человек лезет без очереди, это не может быть просто так, значит, у него что-то случилось, надо его пропустить.

Но и в аэропорту были положительные впечатления. Перед паспортным контролем стояла огромная толпа, в основном из мужчин, но я не сразу обратила на это внимание. Рядом со мной стояла девушка, один из парней оглянулся и громко сказал: «Тут есть женщины, а ну разойдитесь!». И нас все пропустили, эта огромная толпа расступилась.

Мне очень нравятся люди здесь: улыбчивые, спокойные, доброжелательные. Слушатели семинара — очень интеллигентные, приятные, внимательно слушали и задавали правильные вопросы. Понравилось, что было много молодых людей с горящими глазами. Если это будущие управленцы, я надеюсь, что они смогут внедрить новые идеи в госуправлении.

 

Подписывайтесь на Telegram-канал Kommersant.uz и получайте свежие новости и подборки интересных материалов.

 

 

 

Похожие материалы
Популярное