Искусственный интеллект и лидерство: стратегический консультант Майло Джонс прочитал лекцию в Ташкенте

8 ноября в отеле Hyatt в Ташкенте состоялась лекция доктора Майло Джонса — стратегического консультанта, бывшего офицера Корпуса морской пехоты США. Лекция была посвящена роли искусственного интеллекта в процессах управления: чего стоит бояться и к чему нужно готовиться, чтобы продуктивно трудиться и жить вместе с компьютерами в уже наступившем будущем.

milo_jones_informal_web

Майло Джонс — приглашенный профессор IE Business School, выпускник воздушно-десантного курса армии США, имеет степень магистра международных отношений, MBA и степень доктора философии. Работал на руководящих должностях в Accenture, Morgan Stanley, Citibank. Консультирует советы директоров крупных компаний по вопросам стратегии и применения искусственного интеллекта для решения деловых и финансовых проблем. В сфере его интересов — геополитика автоматизации и цифровых технологий.

— В Узбекистане достаточно консервативное общество. Как вы считаете, является ли это преградой для развития и внедрения высоких технологий в повседневную жизнь?

— Это очень большой барьер. У вас могут быть какие угодно планы, стратегии, знания, технологии, но если культура не соответствует всему этому, в такой среде будет трудно развиваться. Посмотрите на японскую культуру — это отличный пример общества, в котором новые технологии уживаются с традициями.

— Как вы считаете, какая сфера в Узбекистане больше всего нуждается во внедрении искусственного интеллекта?

— Насколько важна для страны добыча природных ресурсов?

— Здесь активно ведется добыча природного газа, угля, золота и других металлов.

— Значит, в этих сферах в первую очередь. В Financial Times недавно вышла статья о том, как автоматические технологии, применяемые на угольных шахтах в России, могут катапультировать экономику. В этих секторах экономики очень быстро происходят изменения и очень острая ценовая конкуренция.

milo jones

— Нейронные сети способны сочинять музыку, стихи, рассказы, рисовать картины. Многие опасаются, что искусственный интеллект вытеснит из жизни человека. Есть ли, на ваш взгляд, такая опасность?

Я настаиваю на том, что мы можем работать лучше с использованием ИИ. Это не значит, что мы не должны учить детей музыке, не значит, что нам больше не нужны композиторы. Но совместно с компьютерами человек может создать вещи намного прекраснее, чем каждый в отдельности. Поэтому мне не нравится идея опасности искусственного интеллекта. Талантливому человеку работа с ИИ открывает огромные возможности, которые нам сейчас даже трудно представить.

Сейчас я больше беспокоюсь о тех, чей труд стремительно заменяют машины — шахтеры, водители такси и т. д. Они не только теряют доход, но и лишаются смысла жизни. А это опасно: люди начнут искать его в других источниках, могут обратиться в псевдорелигию, поверить в бессмыслицу, если это придаст их жизни хоть какое-то значение. Ярко выраженные неравенство и безработица в обществе, которые могут привести ко всему вышеперечисленному – это то, чего я боюсь, когда думаю о противостоянии людей и машин.

— Как, на ваш взгляд, можно оценить успех лидера?

Я оцениваю лидера не только по результатам. Еще со времен морской пехоты главными критериями лидера для меня остаются: 1) быть примером; 2) никогда не просить подчиненного сделать то, что не будешь делать сам.

 

quotes_miniЛидер – это служитель. Главное, что должно его заботить – баланс: с одной стороны, ты должен достичь целей, с другой – ты отвечаешь за состояние подчиненных.

 

Работа над тем, чтобы твои подчиненные хорошо себя чувствовали, возможно, включает в себя умение рассказать правильную историю, показать суть происходящего, дать людям цель – т. е. что-то важное помимо заработка. История человечества показывает, что для большинства миссия, идея, смысл жизни намного важнее денег.

— Что, на ваш взгляд, важнее для руководителя: умение предвидеть и предотвратить кризис или умение быстро справляться с возникшей критической ситуацией?

— Быстро решать проблемы. Формирование и понимание настоящего момента намного важнее. Никто не может предсказывать будущее с достаточной достоверностью на очень долгий период. Если нужно принять решение, касающееся будущего, лучше вынести вопрос на обсуждение с сотрудниками. У всех будет разное мнение, из этого родятся дебаты — что вам, собственно, и нужно. Это принесет намного больше пользы, чем любое «предвидение».

— Военные действия – яркий пример того, как умные машины взаимодействуют с людьми для достижения результатов. Вот только результатом их действий являются колоссальные человеческие жертвы. Как можно использовать взаимодействие людей и искусственного интеллекта, чтобы остановить военные действия?

— Оригинальный вопрос… меня никто не спрашивал об этом… Обычно у меня уже есть примерные ответы в голове, но сейчас… я не могу ответить.

milo-jones_roesslerpr-2775_20161101

— От военного до доктора наук – расскажите, как из морского пехотинца вы превратились в доктора наук, который проводит лекции об искусственном интеллекте по всему миру?

— В университете я изучал историю искусств и историю религии. Я всегда хотел быть в морской пехоте, а для этого нужно было просто иметь диплом. Еще меня привлекала археология, поэтому какое-то время занимался ею, когда покинул морскую пехоту. Однажды на раскопках в Греции на меня вдруг снизошло озарение, и я понял, что должен вернуться в Нью-Йорк, жениться и стать банкиром, что и сделал. Но я быстро понял, что ненавижу всё это. Чтобы избежать карьеры, которая мне нравится, я получил MBA в одной из бизнес-школ. Затем работал в Лондоне в сфере консалтинга. Когда немного подустал от бизнеса, решил получить PhD. Мое исследование было посвящено анализу разведданных, внутренней культуре ЦРУ и их взаимосвязи. Результатом стала книга «Constructing Cassandra: Reframing Intelligence Failure at the CIA, 1947–2001», опубликованная в 2010 году издательством Стэнфордского университета. Сейчас я преподаю в IE Business School, даю консультации, много путешествую, и мне это нравится. В этой цепочке нет какой-то логики, но я горжусь тем, что я универсальный специалист и знаю понемногу о многом. В свои 50 я имею большой опыт в совершенно различных сферах, и это мне очень помогает легко перестраиваться.

— Какая у вас мечта?

— В этом году мне исполнилось 50, и Узбекистан — это 50-я страна, которую я посетил. Я люблю путешествовать, это помогает мне чувствовать себя ребенком, помогает мне задавать вопросы. В школе, где я учился, висела эпитафия, посвященная одному из учителей: «Благородный, честный и смелый человек и надежный друг». Я хочу, чтобы обо мне вспоминали так же.

Фото: theotherphoto.blogs.ie.edu, YouTuberoesslerpr.de

 

Похожие материалы
Популярное