«Отслужила в армии и вышла на подиум»: модель из Бухары о переезде в Израиль

Уроженка Бухары Сабина Юсупова рассказывает о том, что может дать девушке служба в армии, тяжело ли быть моделью в Израиле и как развеять стереотипы, связанные с внешностью.

Сабина 01

Рост: 180 см, параметры: 84-63-93 см

Любимый фильм: «8,5» Федерико Феллини; книга: «Скрытая перспектива» Роберта Капы; музыка: Daft Punk, Ella Fitzgerald

Хобби: пленочная фотография, танцы, джазовый вокал; талант: умение чувствовать людей

Семейное положение: не замужем

— Я росла, понимая, что когда-нибудь уеду. Родители планировали переезд еще до моего рождения, но это была смутная и далекая перспектива. В итоге я уехала первая — в 2010 году. Мне было 18 лет. Уехала одна по учебной программе — изучать язык, психометрию, математику, культуру и традиции Израиля. Многие участники программы получают гражданство по «Закону о возвращении» (он дает каждому еврею право на репатриацию), но есть и те, кто возвращается.

Первое впечатление, которое произвел на меня Израиль — пустыня. Меня поселили в северном городе Кармиэль, в общежитие с ребятами 17—23 лет из стран СНГ. Первое время было тяжело привыкнуть к разным культурам и особенностям менталитетов. Мне даже было немного больно — росла я в маленьком закрытом мирке.

Адаптироваться (ориентироваться в городе, разобраться в документах, преодолеть языковой барьер) можно довольно быстро, но чтобы понять Израиль, уйдет много времени. Я постоянно открываю для себя что-то новое, хотя многие говорят, что здесь тесно. После окончания программы в 2011 году я пошла в армию.

— Служба в армии была обязательной?

— Да, но есть возможность «откосить». Но я подумала, что не у многих есть возможность получить такой опыт, плюс это хороший способ понять жителей страны. Я не горела желанием доказывать, что я хороший солдат, мне просто стало интересно.

Мама очень переживала, но поддержала —  во время давнего визита в Израиль она видела, что здесь это часть жизни, и девушки нормально существуют в армии, при этом оставаясь девушками. Отец хотел, чтобы я служила, как и он, в ВВС (я начала там, но потом меня перевели).

03 армия

В армии я научилась рано вставать и очень быстро собираться, ладить с бюрократической системой, вести переговоры. Армия дала возможность увидеть много мест и людей, завести новых друзей, побывать в различных стрессовых ситуациях, научила терпеть, жаловаться (без умения поднимать шум здесь никак, в этом главное отличие израильского менталитета от узбекского — не держать ничего в себе). Было много сложных и даже конфликтных моментов, но всё это — часть рабочего процесса.

— Каков внутренний распорядок в армии?

— Я, к сожалению, не имею права подробно рассказывать об этом. Большую часть службы я просыпалась в шесть утра, в восемь была на базе, в пять вечера отпускали домой. У меня было разрешение работать по вечерам, так как я была солдатом-одиночкой. Примерно раз в неделю были ночные дежурства, раз в две недели — дежурства по выходным. Выходные я проводила в основном дома. Мне на моей базе очень помогали: дважды разрешили слетать домой к родителям и отпустили на конкурс красоты «Мисс Израиль» (я заняла третье место и титул «Мисс Очарование»).

Срок службы — два года, условия у всех разные, но есть главное правило — ты подчиняешься командиру, твое время в его распоряжении, твое тело — часть армии. Форма всегда должна быть в порядке, в общественных местах нужно вести себя соответствующе.

Я считаю, что служба в армии подходит не всем. Мне, например, не подходит. С той же легкостью может не подходить и мужчинам. Это тяжелый вопрос, учитывая ситуацию в Израиле. Я думаю, последние события в мире показывают, насколько всё нестабильно, в любой момент ужасное может произойти где угодно.

— Если возникнет необходимость, пойдете воевать?

— Я не знаю. Не хочу делать того, что может вызвать плохое чувство во мне. Если начнется война, сначала я постараюсь понять, каким образом я могу приносить максимальную пользу людям.

— Чем вы занимаетесь сейчас?

— Участвую в показах, фотографируюсь для местных дизайнеров, для эдиториалов, у друзей-фотографов. Как модель работала с двумя агентствами в Израиле, побывала в Риме и Барселоне. Я не из тех, кто фул-тайм живет модельной жизнью. Я люблю эту работу, однако чувствую, что в этой сфере есть риск довольствоваться только тем, что дает внешность и замкнуться в круге: спортзал, дом, фотосессии, показы (на которых, правда, знакомишься с талантливыми людьми), тусовки. Я считаю, что человек должен еще что-то свое творить.

— Сталкивались ли со стереотипом, что модели — это просто красивые девушки, неспособные на интеллектуальные достижения?

— Постоянно, поэтому не люблю говорить о том, что я модель, при первой встрече.

— В каких сферах работали, кроме модельного бизнеса?

—  В Израиле перепробовала множество профессий вынужденно: подрабатывала уборщицей, официанткой, охранником в электрической компании, хостес, кассиром в круглосуточном магазине. Из интереса работала оператором в квест-руме, визажистом, рисовала эскизы костюмов и одежды. Сейчас работаю актрисой в перфоманс-квесте, ведущей в детских творческих группах, уже пятый год каждое лето веду творческие студии в детских лагерях в странах СНГ.

01 сабина юсупова студияТворческий лагерь для детей в Риге (Латвия)

— Вы творческий человек. Что планируете сделать в этом направлении?

— Я фотографирую на пленку, рисую. Подумываю попробовать себя в качестве актрисы. С подругой начинаем работу над экспериментальным видео, есть план открыть свою студию. В разработке проект развлекательных мероприятий нового типа — фестивалей и праздников, которые позволят людям побывать в незнакомой им реальности. До нового года нужно успеть написать сценарий и запустить рекламу.

Полтора года я училась на факультете «Изящные искусства» в Академии Бецалель в Иерусалиме, но бросила. Главное, чему меня научила эта школа — настоящий художник должен найти свой путь, преподаватель не является эталоном для студента, он лишь пример того, как можно смотреть, чувствовать и действовать. Я поняла, что мне необходимо двигаться дальше самостоятельно. К тому же было экономически сложно оплачивать учебу. В следующем году собираюсь поступать на факультет истории искусства в Тель-Авивский университет. Вряд ли я буду искусствоведом, просто чувствую такую необходимость.

— В Израиле большая конкуренция в модельном бизнесе? Сколько лет еще вы планируете быть в этой профессии?

— Мой агент уверяет, что я могу работать в модельном бизнесе как минимум до 30 лет. Конкуренция большая: работы не так много, а девушки разные, со всего мира. Диапазон гонораров в среднем — от $100 до $300 за показ и от $150 до $500 за съемку.

— Как вы относитесь к модельным стандартам красоты? В чем красота человека заключается лично для вас?

— Лично для меня красива худоба, потому что с ней легче всего работать, но при этом теряется какая-то уникальность человеческого тела. Я считаю, что красота — это такой букет, сочетание несовершенств и чего-то очень естественного.

— Приходилось ли что-то менять в себе, чтобы соответствовать стандартам?

— В одном агентстве несколько раз говорили, что нужно похудеть. Но специально худеть у меня никогда не получалось, потому что не живу только этим. Не всегда были и есть средства и время, чтобы следить за собой.

Мне говорили, что не хватает сексуальности, что я холодная и мечтательная на снимках, что есть какая-то закрытость. Мной, я думаю, интересуются как личностью, внешность моя не всем нравится. В агентстве PMA Models, с которым я сейчас сотрудничаю, не изучают мои параметры, их интересует в первую очередь то, что я излучаю, как общаюсь с людьми, как чувствую себя перед камерой.

— А в каком возрасте вы поняли, что обладаете яркой привлекательной внешностью?

— В первом классе я купалась во внимании и понимала, что я, наверное, красивая девочка, но вскоре меня постригли налысо, и я долгое время была не уверена в себе. Даже не могу сказать, хорошо это или плохо, потому что я не зацикливалась на внешности, во мне даже много мальчишеского. С другой стороны, уверенность — это наше всё. Понимание того, что я привлекательна, пришло впервые, но не до конца, лет в 13, когда за мной стал ухаживать мальчик, а в 14 я победила в городском конкурсе красоты «Мисс Валентинка», на который случайно попала.

Когда мне было 15, мне предложили работать в Театре моды «Овация» Ирины Шариповой. Она подошла ко мне за кулисами во Дворце культуры и пригласила быть у них манекенщицей.

— Расскажите о детстве в Бухаре.

— Я росла в небогатой семье, нас с сестренкой и братиком не баловали. Я училась в еврейской школе, изучала иврит, еврейские традиции. Детство я провела между Узбекистаном и Туркменистаном, где живет бабушка и родственники с маминой стороны.

01 сабина юсупова детство 02Семья Юсуповых

Мой отец занимался дизайном ювелирных изделий, а мама писала картины и работала парикмахером. Сейчас тоже пробует себя в разных сферах, но я надеюсь, что в скором времени такой необходимости больше не будет, и она реализуется как художник. Папа после операции на ноге работать не может, иногда сидит над ювелирными изделиями, которые создает в своем особом стиле. Он работает с необработанными камнями, кожей, серебром, обломками старинных вещиц. Видимо, человеком, которому придется заняться семейным бизнесом, буду я. Есть план открыть магазин ювелирных изделий и одежды (реализация талантов родителей и моих, наверное, тоже).

Я была активным подростком. Мне хотелось выступать. Я танцевала с городским танцевальным коллективом, преподавала танцы в Еврейском семейном центре, пела, была вожатой в детских лагерях, активисткой в городской организации. Мы с друзьями говорили только о сцене.

— Где вам комфортнее: в Израиле или в Узбекистане? Какую страну считаете своей родиной?

— Узбекистан, который очень люблю. Эту чувственную связь с родиной невозможно из человека изжить. Но когда в тебе сочетаются разные культуры и национальности, сложно сказать, откуда ты. Я из Узбекистана, из Персии, из Израиля, я из Советского союза.

В Израиле, пожалуй, мне комфортнее. В Узбекистане я всегда ощущала слишком много внимания к себе: из-за внешности, поведения (ничего вызывающего, просто, как любя говорят друзья, я девушка с уровнем адекватности ниже среднего). А здесь очень много свободомыслящих людей, наверное, потому что сюда приезжают из разных уголков мира.

— Стоит ли переезжать в Израиль, если есть такая возможность?

— При переезде в любую страну нужно в первую очередь понимать, почему ты переезжаешь именно сюда. Материальные перспективы не решают всё.

— Ваши любимые места в Израиле и Узбекистане?

— В Израиле (в Тель-Авиве) это место называется Романо. Это круговое здание с галереями, во дворике которого под открытым небом проходят концерты и фестивали. Там же есть два магазина виниловых пластинок, маленькая радиостанция, на втором этаже проводятся выставки, есть ресторанчик, который вечером становится маленьким ночным клубом. А в Узбекистане это, конечно, старые города. Бухара, Самарканд. И махалля. Я люблю гулять здесь и размышлять. В последний раз, правда, плакала много, потому что пришла посмотреть на свой перестаивавшийся дом.

 — Есть ли желание вернуться или реализовать какой-то проект в Узбекистане?

— Вернуться навсегда я бы не смогла, но приезжать чаще была бы счастлива. Мне бы хотелось, когда я смогу это себе позволить, заняться развитием искусства в Узбекистане.

 

Похожие материалы
Популярное