Узбекистанец в BMW: Шакир Тулегенов о работе мечты

BMW – мечта любого автовладельца. А как выглядит производство этой мечты изнутри? Узбекистанец Шакир Тулегенов, инженер по программному обеспечению в BMW, рассказал, как ему удалось попасть на работу в один из крупнейших автомобильных концернов, в чем особенности внутреннего распорядка и каковы планы компании на ближайшие пять лет.

tulegenov main

Авиация, «Юный техник», Apple

В детстве я хотел стать авиастроителем. Отец работал в ТАПОиЧ и 243-м авиаремонтном предприятии (сегодня — Uzbekistan Airways Technics). Он работал над созданием и обслуживанием самолета Ил-76 и крыльев для Ан-124 Руслан и Ан-224 Мрия. С раннего детства он часто брал меня на эти предприятия, объяснял основы аэродинамики, устройство крыльев и прочие технические характеристики самолетов. В семилетнем возрасте я мог с закрытыми глазами определить тип любого советского самолета по звуку двигателей.

С десяти лет я начал посещать авиамодельный кружок, проводил там все свободное время: строил планеры, самолеты разных типов, участвовал во всех городских и республиканских соревнованиях. Как сейчас помню, как иногда забирал домой свой очередной собранный самолет с двигателем внутреннего сгорания, а вся махаллинская детвора на Караташе, окружив меня, просила запустить самолет. Я до сих пор увлекаюсь авиацией и посещаю авиасалоны.

В девятом классе я случайно увлекся вычислительной техникой и программированием. На уроке информатики поначалу ничего не понимал. И вот однажды я решил разобраться, что такое алгоритм. И когда понял, что это логическая цепочка операций, которая подчиняется определенным правилам, меня вдруг осенило, и я начал решать одну задачу за другой. В то время я выписывал журнал «Юный техник», на который был подписан с раннего детства, а еще у меня сохранились издания 50–60-х годов от отца. И в них часто описывали ЭВМ. Я перелистал все издания, нашел много интересных задач, которые начал изучать и решать.

У меня даже сохранился выпуск «Юного техника», по которому я научился программировать на калькуляторе и даже программировать игры. Это делалось методом передвижения битов из регистра в регистр, производя при этом определенные логические операции. Примеры из этих игр я использовал при разработке практических занятий по Ассемблеру для студентов в университете Ульма, где подрабатывал в годы учебы.

1106526023

А потом произошло очень важное событие в масштабах Ташкента. Да что там говорить — в масштабах всей страны. В СССР приехала американская выставка «Информатика в жизни США», которая гастролировала в Москве, Киеве, Минске и Ташкенте. В выставочный комплекс невозможно было попасть — полгорода стояло в очереди, но не на саму выставку, а чтобы получить значок, красивый журнал и пакет. А я прорвался внутрь, и у меня буквально отвисла челюсть. Тогда я впервые увидел компьютеры Apple с мышками, а также дисплей с тачскрином. И это в 1989 году! Это был абсолютно другой мир.

 

Образование

К концу 80-х я планировал учиться в Киевском институте инженеров гражданской авиации, но СССР развалился, и планы изменились. К тому же мой отец рано ушел из жизни и в те трудные годы у меня даже мыслей не было куда-то уезжать, оставив маму, сестру и бабушку.

Я не мог определиться с выбором вуза. Мама уговорила поступить в Ташкентский институт ирригации и мелиорации сельского хозяйства. Я поставил себе цель перевестись в зарубежный вуз, но на третьем курсе бросил институт. В то время я больше думал о хлебе насущном и много занимался предоставлением услуг иностранным компаниям: от переводов до бизнес-консалтинга. По меркам тех времен я неплохо зарабатывал и приобрел много контактов как в стране, так и за рубежом. Но мысль продолжить учебу за границей никогда меня не покидала.

В итоге я оказался в Германии, где окончил бакалавриат и магистратуру университета Ульма по специальности «Информатика». Был приглашен в аспирантуру, но так устал от учебы, что решил сначала поработать. У меня уже было предложение от компании Nokia — во время учебы я подрабатывал программистом в их исследовательском центре, где мне и предложили остаться. До аспирантуры я так и не дошел.

 

Nokia, роботы Kuka, приглашение в BMW

Первым моим проектом была локализация линейки платформы S40. Я отвечал за то, чтобы телефоны работали на большинстве языков мира, в том числе на русском и узбекском. Так что если вы когда-либо пользовались «Нокией» с русским или узбекским меню, знайте, что эти пакеты готовил я. Из нашего центра в городе Ульм вышли, кстати, такие известные модели, как Nokia 3310 и 6310. Потом я занимался проектами по интеграции сторонних приложений и отвечал за приложения Facebook и Instant Messanger.

В 2012-м Nokia обанкротилась, а я сразу же получил предложение от Kuka — компании-производителя самых распространенных в мире промышленных роботов для сборки автомобилей и другой техники. В Kuka я занимался наладкой системы build management и автоматизацией build-процессов в режиме Continious Integration (непрерывная интеграция).

Когда проект был закончен и его нужно было только поддерживать, периодически дополняя небольшими изменениями, работа стала для меня скучной. Мне периодически писали в LinkedIn работодатели, хедхантеры. Написали люди из рекрутингового агентства, которое работает с BMW. Им нужен был человек с опытом работы в build managment и интеграции ПО в Embedded systems в рамках запланированного перехода в режим Continious Integration. Это как раз то, чем я долгое время занимался. Мы обменялись парой сообщений, и я забыл о них. Через пару недель они написали снова и пригласили на собеседование в компанию BMW, где я получил предложение о работе.

tulegenov 02

На тот момент у меня уже было разрешение на пребывание и работу, поэтому мне не совсем знакома процедура устройства из-за границы. Но я знаю массу людей, которые приехали из-за рубежа и получали все разрешения на месте. Компания может помочь с переездом и оформлением документов. Все зависит от того, насколько работодатель заинтересован в новом сотруднике. Я знаю людей, которым компании оплачивали переезд всей семьи аж из Австралии, вместе с большим морским контейнером.

Жизнь в BMW изнутри

Первые два месяца работы отводят на изучение процессов, прохождение курсов и сертификаций. Сейчас я работаю в отделе Driving Assistency Systems, отвечаю за проект VDP (Vertical Dynamic Platform) и программное обеспечение для контроллера вертикальной подвески автомобилей премиум-класса: BMW 7, Rolls-Royce. В мои обязанности входит работа с поставщиками «железа», интеграция в единую систему ПО автомобиля и координация работы программистов. Второй моей функцией является координация команды (Team lead) интеграторов, которые отвечают за другие контроллеры. И третья функция — работа с внешними поставщиками ПО: я пишу технические задания, объявляю тендеры и выбираю победителей. Чаще всего выигрывают компании из Индии. В Узбекистане, как и на всем постсоветском пространстве, пока нет фирм, которые отвечали бы нашим требованиям.

Размер оклада не скажу. Сами знаете, сколько бы человек ни зарабатывал, ему всегда мало. Есть проектные бонусы, есть отдельные договоренности. Всё можно обговаривать.

У меня нет чувства корпоративной принадлежности, не было его и в предыдущих фирмах. Я продаю свои услуги и знания, выполняю свои функции и свободное время посвящаю себе и близким. Мне так удобней, с таким подходом я более критически подхожу ко многим аспектам работы. В Мюнхене на BMW работает 40 000 человек, это почти население небольшого города. И отношения выстраиваются соответствующе: я знаю только своих соседей, а людей с другой улицы вижу раз год, а может, и никогда.

В этом «городке» есть свои радости, интриги, переживания. В самом начале меня приняли хорошо, все были очень дружелюбно настроены. Я начал спокойно вливаться в новую работу, почти ни с кем не пересекался. Через четыре месяца руководитель предложил мне возглавить команду интеграторов, в которой возникли серьезные проблемы. Нужен был своего рода кризис-менеджер, хотя бы временный, чтобы в корне поменять организационный процесс. Реакция коллег была неоднозначной. Это понятно: повысили новенького, к тому же иностранца. Я уже давно привык не обращать внимания на такие предубеждения, они не вызывают во мне негативных эмоций: я всегда знаю, что все это нивелируется моей работой, поступками и конечным результатом.

Как мы притирались друг к другу, как я буквально силой заставлял команду втянуться в новый организационный процесс Sprint и Scrum — это отдельная история. Если в двух словах, это напоминало эпизод из «Криминального чтива», когда был приглашен кризис-менеджер Вульф, чтобы ликвидировать следы на месте преступления, а персонаж Траволты Винсент Вега пытался критиковать стиль его работы. Вульф занял твердую позицию: хотите решить проблему — делайте, что я говорю. После чего иерархия надстройки и подстройки сразу автоматически выстроилась. Вот и я чувствовал себя таким Вульфом на протяжении полугода, пока результаты нашей команды не стали очевидными.

Даже самые большие скептики из коллег признали, что мы стали гармоничной и очень сплоченной командой, которая не сорвала ни одного срока поставки ПО, что раньше происходило довольно часто. И, что самое важное, мы стали очень дружными. Я регулярно устраиваю разного рода ивенты в команде, мы ходим в рестораны, делаем барбекю. Я уже нисколько не подчеркиваю свой статус руководителя: мы шутим, я вслушиваюсь в их проблемы, помогаю как могу и при любой ошибке в команде беру ответственность на себя перед руководством.

 

Чему научила работа в BMW

Работать в условиях строжайшего тайминга. Мы выпускаем серийные автомобили, и любое опоздание в сроках грозит большими убытками. И программное обеспечение тоже разрабатывается таким же образом — серийно, с четким планом, за срыв которого менеджеры буквально отвечают головой.

BMW — компания традиционно немецкая, баварская, точнее. Я не сторонник национальных стереотипов, но все же есть характерные отличия в темпераменте, эмоциях и подходе к работе. Так как в BMW работает много представителей разных стран, я замечаю, как по-разному они ведут себя, особенно в кризисных ситуациях. Немцам свойственно хладнокровное отношение к работе: разговоры только по существу, никаких эмоциональных тонов.

Обсуждение проблемы в многонациональном коллективе начинается с шума и гама, например, итальянцев будет трудно сходу разобрать — где суть проблемы, а что просто сотрясание воздуха, в том числе жестами. Опытный немецкий менеджер терпеливо выслушает, а затем спокойно разложит все по полочкам: «Вот проблема, вот ее причина, вот как мы ее решили в прошлый раз, значит, ты будешь делать это, а ты — это, мы эту ситуацию опишем в Lessons Learned, и, надеюсь, никогда так больше не накосячим». Тут настает гробовое молчание, и все расходятся. Потом он еще и запротоколирует все и внесет в FAQ на Wiki. Немцы говорят: «Ordnung muss sein!», что в русском имеет аналог «Порядок прежде всего». В таких условиях, хочешь или нет, ты начинаешь перенимать этот порядок и привыкаешь к такой дисциплине.

 

«Самое важное — не переоценить себя»

Корпоративная политика Германии уже многие годы нацелена на оптимизацию. Помните один из принципов экономики: стремиться достичь максимальной выгоды при минимальном вложении? Так и тут: стараются при минимальных человеческих ресурсах достичь максимума продуктивности. Происходит это так: тебя постепенно загружают дополнительными техзаданиями, мониторят, и если ты справляешься и укладываешься в срок, то это показатель того, что ты еще можешь пару «мешков» принять на свои плечи. Это будет продолжаться до тех пор, пока ты не загнешься и не начнешь спотыкаться. И тут нажимается стоп-кран, делается отметка твоей максимальной производительности. Один мешок с плеч снимут и скажут, теперь таскай в день столько-то мешков.

Поэтому знайте свои реальные возможности. Это хорошо, когда человек готов делать все, что ему дают, но брать на себя больше, чем можешь выполнить, чревато неприятными последствиями. За срыв сроков или нерешенную задачу тут по голове не погладят, да и осадочек, как говорится останется.

tulegenov 03

 

Распорядок дня и рецепт эффективности

У меня свободный график, но из-за большого количества деловых встреч в течение рабочего дня мне желательно приходить на работу до 9 утра. Если у меня телеконференция с индийской компанией, прихожу еще раньше из-за разницы во времени.

Если работа связана с частыми выездами, предоставляется служебный автомобиль. В случае необходимости оплачиваются дорожные расходы. У нас в отделе много машин, которые используются для тестирования ПО, мы можем их брать даже в личных целях и на выходных.

Я живу в Аугсбурге, это в 50 км от Мюнхена. На работу езжу на скоростном поезде, где есть интернет, стол и розетка, и я могу полчаса посвятить проверке почты и подготовить информацию для утренних встреч. На обратном пути тоже стараюсь эффективно использовать время в поезде. Каждый день после работы стараюсь посещать фитнес-клуб или бассейн. Программа всегда стандартная: 10 км бега, растяжка и сауна или 2 км плавания. Без тренировок я теряю тонус и концентрацию, да и вообще начинаю себя неважно чувствовать. Вечером в домашнем кабинете занимаюсь другими проектами, не связанными с BMW.

 

Проекты в Узбекистане

Я сохранил связи с бизнес-партнерами в Узбекистане, мы продолжаем осуществлять некоторые проекты, но они не связаны с IT. В основном это производственные линии с большой долей автоматизации. В последние пару лет я посвящаю много времени, в том числе отпуска, поездкам в Узбекистан, где занимаюсь этими проектами. Судя по динамике роста вовлеченности в проекты в Узбекистане, думаю, рано или поздно мне придется сделать выбор: карьера в Германии или свой бизнес в Узбекистане. А до тех пор я буду набираться опыта управления сложными проектами в Германии.

К сожалению, мне незнакома ни одна компания в Узбекистане, которая занимается созданием ПО в области машиностроения. При наличии собственного автомобильного завода эта область была бы очень полезной для локализации автопроизводства. Насколько мне известно, поставкой ПО занимается головной концерн Chevrolet. В автомобилестроении роль ПО будет только увеличиваться и Узбекистану нужно на собственной базе опыта развивать эту область.

 

Совет молодым разработчикам из Узбекистана

Не концентрироваться только на создании веб-страничек и мобильных приложений. Есть масса других областей, которые можно внедрять, в области народного хозяйства, например. Программировать не только на языках высокого уровня, но и машинного. Заниматься автоматизацией от простых процессов, заканчивая промышленными решениями. В Узбекистане в советские времена были институты автоматики, вычислительные центры, отделения автоматизации на крупных заводах. Сейчас мало что осталось от той базы.

Очень важно приучать детей к технике. Показывать устройства, объяснять принципы работы. Интерес закладывается с детства. Иногда я программирую на Raspberry, создаю простые решения для быта, чтобы объяснить сыну, как работают простые вычислительные устройства. Например, на Новый год мы создали программу для обнаружения Деда Мороза, подключили к компьютеру детекторы движения, расставили вокруг елки инфракрасные датчики и камеру (Деда Мороза так и не поймали).

tulegenov 04

 

Планы BMW на ближайшие пять лет

В центре инноваций и разработок BMW (Forschung und Innovationszentrum), где я работаю, уровень секретности и строгости очень высокий. Запрещено фотографировать на территории центра. Автомобили покрыты специальной маскировочной краской. По этой причине фотографий новинок я показать не могу.

Компания BMW разработала план на ближайшие пять лет. До 2018 года должен выйти в серию автомобиль с высоким уровнем автоматизации (High Automatic Driving), в котором большая часть управления будет совершаться бортовым компьютером. До 2021 года компания намерена выпустить в серию автомобиль с полной автоматизацией вождения (Full Automatic Driving). На данный момент уже есть прототипы, способные ездить как в полуавтоматическом, так и в полностью автоматическом режиме. Но впереди еще долгий процесс сертификации и дальнейшей разработки. К тому же для езды таких автомобилей должны быть сертифицированы и дороги.

В ближайшие годы доля ПО в автомобиле будет сильно увеличиваться. Процесс развития механики и материаловедения доведен уже почти до совершенства, а автоматизация и искусственный интеллект только на стадии развития. Простой пример: BMW седьмой серии 30 лет назад имела бортовой компьютер, который производил расчеты времени впрыска топлива, считывал показания нескольких датчиков и показывал результаты на дисплее — простейшие операции. Размер ПО бортового компьютера вместе со всеми параметрами диагностики составлял около 64 килобайт. Как вы думаете, сколько весит софт, который сегодня прошивается в последнюю модель «семерки»? 7 гигабайт!

Компьютер не только проводит диагностику, но и вычисляет все параметры телеметрии в реальном времени. Только в контроллере вертикальной динамики более тысячи параметров расчета в функциях вычисления стабилизации, центрифужной силы, ускорения и т.д. Просчитываются всевозможные ситуации и ошибки водителя. Водитель в первую очередь человек, который может совершать ошибки, а человек за рулем BMW особенно часто поддается соблазну нажать на газ. У меня такое чувство, что в звуке двигателя BMW некоторым водителям слышится голос: «Брат, давай, дави на газ, ну дави же». Чтобы такие водители не потеряли управление над автомобилем, компьютер в критический момент перенимает контроль.

В ближайшие пять лет, по моим оценкам, размер софта вырастет раз в пять точно. Для этого увеличится и компьютер. Уже сейчас идут разработки новых процессоров на водяном охлаждении. В общем, полностью автоматизированное вождение — это не далекое будущее, а уже очень близкая реальность.

Фото: личный архив героя

 

Похожие материалы
Популярное