Самый большой дурак под солнцем — в Узбекистане

Он прошел больше 7620 км пешком и написал об этом три книги. Путешественник Кристоф Рехаге рассказал в интервью автору Kommersant.uz, как исполнил свою самую большую мечту — посетить Самарканд, где перепутал Регистан с мечетью Биби-Ханым, и о том, почему в Узбекистане больше счастливых лиц, чем в Германии.

В 2009 году в Интернете появился ролик, в котором парень делает селфи на фоне китайских пейзажей, обрастая при этом забавной бородой. Это видео вошло в топ 10 вирусных видео 2009 года по версии журнала TIME, было отмечено на международных фестивалях и до сих пор остается одним из наиболее узнаваемых тревел-видео. Его автор Кристоф Рехаге  — писатель и путешественник из Германии, на тот момент просто студент — в один прекрасный день решил дойти пешком из Пекина до Германии. Так начался его самый длинный путь, который через год и 4646 км прервался, чтобы превратиться в книгу «The Longest Way» или «Самый большой дурак под солнцем» в русском издании.

— Ты помнишь, как первый раз тебе пришла в голову идея пройти от Пекина до Германии пешком?

У меня уже был опыт длительной пешей прогулки от Парижа до моего дома в Германии. Когда мне был 21 год, я беззаботно жил в Париже и работал в McDonalds, и как-то папа сказал, что мне стоит поступить в университет, не буду же я всю жизнь мастерить гамбургеры. Мне нравилась моя парижская жизнь, но я согласился и начал собираться домой. И тут мне попалась на глаза статья о Римской армии, которая все расстояния преодолевала пешком. Они шли из Рима из Италии, сражались, шли до Германии, затем снова куда-то шли. Помню, я читал эту статью и думал: «Пешком? Как это возможно? Как можно пройти пешком от Италии до Германии?», а потом решил попробовать, просто потому, что я тоже могу ходить пешком. Да, это была моя первая «прогулка» и , конечно, это было ужасно. Просто кошмар. Мне было больно, мне было жарко, я все время потел, я очень вонял, потому что не принимал душ, я спал на улице. И мне постоянно было очень страшно.

Tf4NYZRSXmE

И вот я дома. Я принял душ, поспал, вкусно поел, а на следующее утро, взглянув назад, понял – это было лучшее время! Это было так прекрасно: закаты, рассветы, свобода. Всё плохое я забыл. Осталось только хорошее. Я понимал, что это неправда, на моих ногах еще хорошо виднелись шрамы. Но это была очень красивая ложь. Я взял эту ложь с собой, когда поехал учиться в Пекин. И там вспоминал это самое прекрасное время в моей жизни. И я подумал: «А что если я снова это сделаю? Я же могу домой и из Пекина прийти». Я тут же осознал, насколько это бредовая мысль. Но зерно было уже посеяно.

Настал момент, когда я решился взглянуть на карту в надежде, что увижу там один большой Ирак посередине, или необъятное море, пойму, что поход невозможен, и успокоюсь. Но оказалось, что это возможно вообще-то. Зерно во мне проросло настолько, что я отважился «очень тонко» выведать мнение обо всем об этом у своего друга. Примерно в таком духе: «Как ты думаешь, вот если бы кто-то пошел… Ну, пешком… например, от Пекина… до…» Он сразу же посоветовал мне заткнуться. Было так неловко говорить кому-то, что я хочу пройти пешком от Пекина до Германии. Но вскоре я признался и своей семье. Конечно же, они были против. Но я уже начал продумывать практическую сторону путешествия: нужно было провериться у докторов – позволяет ли мне здоровье осуществить этот поход, просчитать, сколько понадобится денег, какое оборудование я возьму с собой и т. п.

С момента появления у меня этой бредовой мысли до первого шага на этом пути прошел год.

Кристоф в Китае

— Что заставляет тебя идти, несмотря на возможность нападения, грабежа, аварии?

— Это достаточно сложный вопрос. Ответ на него со временем меняется. Единственное, что всегда остается правдой – я люблю испытывать всё сам, чувствовать, переживать.

Не могу сказать, что я в восторге от ходьбы. Но я люблю неизведанные дороги. Когда ты идешь, скорость очень мала, и ты видишь и чувствуешь всё таким, как оно есть – настоящим и естественным.

Конечно, я не хочу, чтобы со мной случалось что-то плохое: не хочу потерять здоровье, не хочу травм. Но если это не касается моего тела, то даже плохие события могут стать очень хорошими историями. Так, например, мою тележку сбила машина по дороге в Янгиюль. Многие мои вещи, включая камеру, были испорчены безвозвратно, зато я побывал в узбекистанском суде, там был настоящий судья с молоточком. Он быстро вынес решение о возмещении ущерба, а с водителем, сбившим мою тележку, я сделал пару селфи и поддерживаю связь в Интернете. Это интересно. Сколько немцев бывали в узбекском суде?

Caboose going places

— Сколько ты прошел на данный момент?

— В общем, начиная с Пекина – 7621 км.

— Почему ты решил продолжить the longest way после остановки в 2008 году?

— Я получил диплом и написал книги о своем путешествии по Китаю, что было здорово, потому что я всегда мечтал быть писателем. Но каждый раз, когда мне становилось грустно или скучно, я открывал Google maps, и каждый раз Самарканд первым попадался мне на глаза. Заветный и манящий Самарканд. В 2016 году я закончил еще одну книгу и понял, что мне нужна передышка. «Прогулка» — отличный отдых от писательской деятельности. И я наконец побывал в Самарканде – это восхитительно! Я мечтал об этом 10 лет.

— За какое время ты рассчитываешь пройти the longest way?

— У меня нет временного лимита. В начале пути я был сфокусирован на том, чтобы завершить  миссию — пройти от Пекина до Германии. И всё время  боялся, что найдется причина, которая заставит меня остановиться. Мне казалось, что я проиграю тогда. И я остановился. И вроде бы проиграл, но почувствовал себя свободным – нет миссии, огромного рюкзака за спиной, давления чужих и собственных ожиданий.

У меня было две большие мечты. Первую и самую большую я осуществил — побывал в Самарканде. Вторая – стоять на мосту в Стамбуле одной ногой в Азии, другой в Европе вместе со своей тележкой.

— Что ожидал от Узбекистана? Какие из этих ожиданий сбылись, какие нет? Что удивило?

— Я думал, это бедное, полностью контролируемое полицией государство. Я был наслышан об инфляции, коррупции. Не думал, что увижу столько счастья. Чем ближе я подходил к границе Узбекистана, чем больше узнавал о том, что меня здесь ждет как туриста, тем больше я боялся этой страны. Поэтому для меня было приятной неожиданностью, когда пограничники помогли мне перенести тележку, которая не вписывалась ни в один проход на паспортном контроле. Меня очень удивил Ташкент – динамичный город, красивые девушки на каблуках, бары, я этого не ожидал.

— Насколько отличается количество счастливых лиц в Германии и здесь?

— Немцы очень много беспокоятся. Жизнь в Германии не такая уж и легкая. Да, доход высокий, социальные гарантии на должном уровне, гражданин вне зависимости от классовой принадлежности под защитой закона. Но люди всё время волнуются, что завтра что-то случится и они этого лишатся. Поэтому мы так любим всё страховать, что, кстати, стоит немалых денег.  Мы очень много работаем, потому что жизнь очень дорогая.

Здесь, я думаю, жизнь тоже требует большого труда. Тем, кому посчастливилось жить в Ташкенте, возможно, легче, чем жителям областей, где даже нет нормального бензина и люди используют дурацкий метан или пропан. Многие в Ташкенте об этом не знают. Но зато в Узбекистане у людей есть большее понимание семьи как с хорошей, так и с плохой стороны. Пожилые люди живут в семьях, вместе с молодыми и детьми, тогда как в Германии их часто отправляют в дом престарелых.

Christoph

Здесь люди знают толк в отдыхе. В Германии любая дружеская встреча переходит в сравнение, кто больше работал. Но что в этом хорошего? Почему много работать и уставать от этого – хорошо? Мы не умеем проводить свободное время с удовольствием, расслабляться, наслаждаться едой так, как это делают в Италии, Франции и здесь, в Узбекистане. Я думаю, нам стоит поучиться у узбекистанцев наслаждаться жизнью.

— В одном из видео, записанных в Узбекистане, ты рассказываешь об Александре Македонском и его истории, связанной с этими местами. Ты говоришь, что когда идешь по земле, на которой происходила история, эта история становится более значимой. Какой исторический факт об Узбекистане тебе больше всего запомнился?

— Многие из дорог, по которым я прошел, очень древние. В те времена дороги прокладывались исключительно в тех местах, где это было легко. По дороге из Джизака в Самарканд я проходил место, которое называется Тамерлановы ворота. И было очевидно, что это именно ворота, потому что две горы естественным образом образовали проход, который другим словом не опишешь. В те далекие  времена это было единственное место, где могла пройти армия, соответственно, единственное место, где могла пролегать дорога, единственное место, которое нужно охранять и защищать. Когда я впервые услышал название «Тамерлановы ворота», для меня это были просто слова. А когда я увидел это место своими глазами и прошел по этой земле – это было сильное чувство.

Chris at the Registan

Что касается исторического факта… Для меня как для немца всегда было захватывающим совпадение начала операции «Барбаросса» с вскрытием могилы Тамерлана, что, по легенде, было запрещено. Это часть истории Германии, которая переплетается с историей Узбекистана. И лично для меня такой же значимый факт — то, что моя тележка три месяца ждала меня в подвале в 100 метрах от мавзолея Амира Темура.

— Что дают тебе путешествия в духовном плане?

— Это странно, но иногда я испытываю внезапные приступы счастья. Иногда есть довольно объективные причины для счастья, как например, увидеть Регистан, но иногда это ощущение приходит совершенно внезапно. Эти короткие моменты осознания, что вот именно сейчас я иду, например, по Узбекистану — они прекрасны. Мне даже хочется кричать, и я это делаю иногда. Я не знаю, что это значит, но это просто восхитительно.

— Что будешь делать, когда закончишь свой  the longest way?

— Я очень хочу детей. Но мне всегда казалось, что еще не время, так как я пока иду. Будет здорово, если мой образ жизни станет более оседлым. Я бы хотел делать короткие проекты на два-три месяца, чтобы проводить много времени с детьми, или же писать о чем-то дома, без необходимости проводить в дороге год или два.

Кристоф Рехтаге продолжает свой the longest way, периодически возвращаясь в Европу, где проводит десятки лекций и презентаций о своем путешествии. Если вас заинтересовала история Кристофа, следите за обновлениями на его сайте и в блоге, в FacebookInstagram и YouTube

 

Похожие материалы
Популярное