Солнечная электростанция в Самарканде: кто откладывает реализацию проекта?

Почти год назад ГАК "Узбекэнерго" сообщала о том, что китайская компания Zhuhai Singyes Green Building Technology Co., Ltd выиграла тендер и будет строить в Самаркандской области солнечную электростанцию — проект стоимостью $233 млн с привлечением кредита Азиатского банка развития. Китайские партнеры почти год находятся в Узбекистане, однако контракт с ними до сих пор не зарегистрирован, и строительство не начато. В чем причина?

узбекэнерго

Однажды, рассматривая ночные фотоснимки, сделанные с орбиты Земли, я с удивлением обнаружил, что огромные территории южнее и западнее Ташкента фактически покрыты мраком. Было трудно разглядеть Самарканд, Карши или Нукус. Если не знать, что на снимке территория Центральной Азии, то можно было решить, что это необитаемая пустыня, на границе которой расположился единственный в округе город (севернее светились города Казахстана). Это реальность, с которой в XXI веке ежедневно сталкиваются жители нашей страны — электроэнергии, так активно экспортируемой за рубеж, на внутренний рынок недостаточно. И за последние годы сложилось стойкое впечатление, что данная проблема нерешаема. Системы, доставшиеся нам в наследство от Советского Союза, поизносились, а современные технологии как будто обошли нас стороной. Ситуация усугублялась высоким уровнем коррупции во всех сферах энергетической отрасли.

Однако, когда в октябре 2014 года в соответствии с указом президента был объявлен международный тендер на строительство солнечной фотоэлектростанции в Самарканде, показалось, что Узбекистан наконец вступает на путь энергетической модернизации.

Самаркандскую станцию мощностью в 100 МВт планировали сдать в эксплуатацию во второй половине 2016 года. Прошло три года с момента объявления тендера и четыре года с момента подписания соглашения между ГАК «Узбекэнерго» и Азиатским банком развития о предоставлении кредита на реализацию проекта. Проект стоимостью $233,1 млн финансируется из средств АБР ($110 млн), Фонда реконструкции и развития Республики Узбекистан ($110 млн) и «Узбекэнерго» ($13,1 млн).

Строительство до сих пор не было начато.

В июле 2016 года начальник инспекции областного комитета защиты природы Турахон Хашимов сообщал, что территория подготовлена к строительству: приведены в порядок подъездные пути, территория ограждена решетками, подготовлены артезианские колодцы, установлены трансформаторы для собственных нужд. На это истратили 4 млрд сумов. Вот как выглядела территория:

Самарканд СФЭС

Территория в Пастдаргомском районе Самаркандской области, отведенная под строительство солнечной фотоэлектрической станции. 2016 год. Фото: nuz.uz

Тогда же сообщалось, что после определения победителя тендера на строительство работы по установке модулей начнутся 1 сентября 2016 года.

Победителя тендера объявили только в декабре 2016 года — им стала китайская компания Zhuhai Singyes Green Building Technology. Прошел почти год, но проект не продвинулся. В чем причина?

 

Как проходил тендер

В тендере, как сообщил мой собеседник в «Узбекэнерго», принимали участие 19 компаний из разных стран. Однако уже на первом этапе отбора стало очевидно, что главные претенденты — китайские компании, обладающие наибольшим опытом и объемами производства. Кроме того, китайцы предлагали самую низкую стоимость с приемлемыми сроками реализации. В итоге в коротком списке претендентов осталось пять участников.

В этот момент стали возникать первые препятствия и затягивания. Узбекская сторона настаивала на добавлении к списку участников двух корейских компаний — Daewoo и KT Corporation. Утверждалось, что это повысит уровень конкуренции, что положительно повлияет на качество представляемых участниками проектов. На самом деле обе корейские компании были исключены из списка претендентов ранее, не пройдя отбор по базовым требованиям (в частности, компания-исполнитель должна была иметь опыт строительства солнечной станции такого масштаба). В АБР пошли навстречу, согласившись расширить список претендентов.

В середине 2015 года стало ясно, что лучший проект предоставила все-таки китайская компания — Zhuhai Singyes Green Building Technology Co., Ltd.

Узбекская сторона предложила провести ретендер, сославшись на письма, полученные от немецкой компании C2Energy. В письмах говорилось, что ни тендер, ни победитель тендера не соответствуют международным стандартам. АБР заметил в своем письме в АО «Узбекэнерго», что объективных причин проводить ретендер нет, и что подобное в мировой практике не случается без каких-либо форс-мажорных обстоятельств.

Банк, однако, предложил создать постквалификационную комиссию, которая сможет объективно оценить соответствие победителя всем требованиям как тендера, так и времени. Для проведения постквалификационной аттестации наняли британскую компанию OST Energy. Британцы побывали в Китае, посетили ряд объектов, реализованных претендентом, оценили их производственные мощности и качество услуг. Еще раз была проведена оценка стоимости проекта. По итогам проверки китайскому участнику не было предъявлено никаких претензий, проект полностью соответствовал требованиям.

Контракт с китайским подрядчиком подписали только в конце декабря 2016 года — по словам собеседника в «Узбекэнерго», под давлением президента и АБР. Тогда и объявили о результатах тендера.

Китайские партнеры сразу отправили ряд инженеров и геологов на территорию будущей станции, а в Ташкенте зарегистрировали компанию и сняли офис в центре города. Помимо этого, они включили в проект обновленный вариант солнечных панелей, поскольку старые панели устарели с момента подачи проекта. Отдельной платы за это не требовалось.

В постановлении президента Мирзиёева от 26 мая 2017 года были прописаны новые сроки реализации проекта — 2017—2018 годы. Как подтвердил ведущий инженер ГП «Юго-западные магистральные электрические сети» Санжар Кулдашев, работы по возведению станции всё еще не начались.

Почему?

После подписания любой международный контракт должен пройти регистрацию в Государственном комитете по инвестициям (ранее этим занималось МВЭСиТ). По словам источника в «Узбекэнерго», в МВЭСиТ контракт регистрировать отказались, заявив, что он слишком дорогой, хотя проект победителя был самым дешевым из предложенных. При этом стоимость проекта оценивалась не один раз, в том числе узбекской стороной, а высшее руководство страны было намерено как можно скорее запустить станцию в эксплуатацию и начать следующий проект. После ряда переговоров стало ясно, что китайские партнеры не будут снижать цену.

Весной этого года МВЭСиТ преобразовали в Министерство внешней торговли. Контракт теперь нужно было зарегистрировать в созданном указом президента Госкоминвесте. Однако этого не произошло до сих пор. Контракт всё еще ожидает подписания руководством АО «Узбекэнерго», сообщили в компании.

Кроме того, нам стало известно, что в августе этого года китайская компания получила письмо из «Узбекэнерго», в котором зампредседателя правления Шухрат Шералиев выражает сомнение в рентабельности проекта, и предлагает вместо одной станции в 100 МВт построить 10 станций по 10 МВт. На основании чего было отправлено такое письмо, непонятно, поскольку это противоречит линии высшего руководства страны и международной практике реализации энергетических проектов. Выходит, что узбекская сторона предлагает отказаться от всего того, чего добились за последние три года путем долгих переговоров, высоких затрат и большого количества работы, и начать все сначала.

Редакция Kommersant.uz запросила комментарии министерств, ведомств и компаний, так или иначе участвующих в реализации проекта. Мы опубликуем подробности, как только получим официальные ответы.

 

Похожие материалы
Популярное