Почему в Узбекистане не снижаются интернет-тарифы?

За последние годы Интернет в Узбекистане стал достаточно доступным, им пользуются и бизнесмены, и студенты, растёт число точек с дешёвым, а то и бесплатным Wi-Fi. По данным на 2015 год, количество интернет-пользователей в Узбекистане превысило 12 млн, а количество домашних хозяйств, имеющих доступ в Интернет, составляет 58,1%.

fb

 

АК «Узбектелеком» регулярно снижает тарифы на интернет-услуги (внешнего канала) для провайдеров Узбекистана. Так, с января 2016 года по настоящее время стоимость  1 Мбит/с  была снижена с $156,24 до $75,80, то есть более чем в два раза. Однако потребители не ощущают сопоставимого снижения цен, и разве что ленивый не жалуется на скорость и стоимость отечественного Интернета. Особенно остро этот вопрос стоит для тех, чей бизнес напрямую зависит от интернет-составляющей, а таких компаний становится всё больше. Специалисты IT-отрасли поделились своими мнениями о том, как улучшить сложившуюся ситуацию и в чем ее причины.

 

интернет_зубановВадим Зубанов, эксперт: «За 30 лет работы в качестве интернет-специалиста я пришел к выводу, что Интернет — это не вещь сама по себе, а всего лишь один из инструментов, помогающий ведению бизнеса. Под бизнесом я понимаю не торговлю барахлом на ипподроме, а производство. Нет бизнеса в стране — нет Интернета.

По статистике провайдеров, до 80% сетевого трафика — это трафик частных лиц (медиа, игры, развлечения). Но! По сути, Интернет развивается не для них. Главное — это бизнес, которому необходимы широкие каналы, надежная и удобная связь. Причем речь идёт о бизнесе транснациональных масштабов. Это одна из причин, почему у нас так медленно развивается Интернет. Нет интегрированной в мировое пространство экономики — нет потребности в Интернете у бизнеса…

Сравните, например, количество рейсов в аэропорту какого-нибудь Дюссельдорфа (города с населением в 600 тысяч человек — не больше, чем в какой-нибудь деревне) и трафик нашего аэропорта. Если такая ситуация с авиаперевозками, то почему с Интернетом должно быть как-то иначе? И так — в любом секторе экономики.

Теперь вторая причина — продолжение первой. Нет экономики — нет новостей. Нет рекламы. Если среднестатистический россиянин потребляет 80% внутрироссийского трафика («Одноклассники», Mail.ru, Lenta.ru, Rutube и прочее), то у нас, по сути, нет таких ресурсов. Их нет не потому, что люди не хотят их создавать. Просто у нас нет таких новостей, чтобы их вот так же массово читали.  Соответственно, то, чем живут порталы — реклама — тоже теряет свой смысл.

 

quotes_miniИнтернет — это не вещь сама по себе, а всего лишь один из инструментов, помогающий ведению бизнеса. Нет бизнеса в стране — нет Интернета.

 

Говоря более техническим языком, у нас нет трафикогенерирующих ресурсов. Даже для внутреннего потребления. Про какие-то ресурсы, которые могут заинтересовать мир, я вообще молчу.

Канал в Интернет — это два потока: от нас в мир и из мира к нам. Проще говоря, кто больше заинтересован в получении информации, тот и платит. Сделайте так, чтобы не Узбекистан покупал полосу в мир, а чтобы казахи, россияне и прочие немцы выстроились в очередь и захотели получить трафик из Узбекистана, так как тут есть такие новостные сайты, что Reuters отдыхает. Тогда и будет вам дешевый и быстрый Интернет. Еще и деньги на этом заработаем».

 

интернет_рузматовСарвар Рузматов, основатель Payme: «Я не знаю, почему в Узбекистане такой дорогой и медленный Интернет. Наверное, в эту важную индустрию мало инвестиций. Интернет — это кислород для экономики, а теперь представьте себе организм с недостатком кислорода. Думаю, нужны большие инвестиции, чтобы каждый житель страны имел полноценный доступ к LTE независимо от его телеком-оператора.

За рубежом Интернет стоит достаточно дешево даже для только начинающего свой бизнес студента. Например, в России — от 1500 до 3000 рублей (от $25 до $50) со скоростью от 50 Мб/с до 300 Мб/с.  А мобильный LTE для частных лиц дешевле как минимум в три раза. Но говорить о прелестях чужой экономики можно бесконечно, толку от этого мало.

Я могу подчеркнуть особую важность развития Интернета для банковской отрасли. Безусловно, есть прямая пропорциональная зависимость роста качества банковского обслуживания от роста интернет-проникновения в стране. Качественный банкинг – это один из важных катализаторов Doing Business в стране. Но сейчас современным банкингом активно пользуются только столица и несколько региональных центров. Российский банкинг стал лучшим относительно европейского как раз благодаря развитию телеком-индустрии. Могу смело заявить, что в плане банкинга для частных лиц он опередил даже американцев».

 

интернет_москалевАртём Москалёв, директор по развитию компании Comnet: «Давайте назовём пятёрку основных генераторов трафика. Наверняка в неё войдут Facebook, Instagram, Mail.ru (Одноклассники), Google (YouTube, Google Play), «Яндекс». Все эти интернет-гиганты имеют сеть серверов, расположенных во многих странах мира (а кое-где — и во многих городах внутри одной страны) для оптимизации и ускорения доставки своих ресурсов.

Таким образом, большая часть интернет-трафика становится пирингововым (внутрисетевым). Например, в России лишь 20% интернет-трафика является международным, остальной трафик идёт с пиринговой сети MSK-IX, ежемесячная оплата за членство в которой с портом в 10 Гбит/с составляет примерно $1500. Отсюда и цена в 500 рублей в месяц ($9) за 100 Мбит/с безлимитного Интернета для пользователя.

Возможно, если совместно с ННО ЦВСВПД «TAS-IX» создать условия для размещения CDN-серверов крупнейших генераторов трафика в Узбекистане, ситуация во многом улучшится.

АК «Узбектелеком» планомерно снижает стоимость международного канала, но лишь немногие провайдеры подключены к Международному центру пакетной коммутации АК «Узбектелеком» и могут рассчитывать на предоставляемые скидки, а это — потери в качестве и дополнительный процент к стоимости для конечного потребителя.

Стоимость международного интернет-канала падает, но стоимость аренды каналов связи внутри Узбекистана (между городами, внутри городов) стоит на месте и в некоторых случаях уже добавляет до 50% к стоимости 1 Мбит/с, доставленного из Ташкента, например, в Маргилан».

 

quotes_miniВозможно, если совместно с ННО ЦВСВПД TAS-IX создать условия для размещения CDN-серверов крупнейших генераторов трафика в Узбекистане, ситуация во многом улучшится.

 

Теоретически всё достаточно ясно – нужно развивать экономику, создавать свой контент, выходить на международный уровень. А как обстоят дела с Интернетом для бизнеса на практике и чем чреваты проблемы в этой области?

интернет_эльмурадовАлишер Эльмурадов, руководитель компании SmartLab: «Мы занимаемся разработкой ПО, а эта деятельность напрямую зависит от качества интернет-соединения. С помощью сети мы связаны с остальным миром. На этом строится и всё аутсорсное программирование, которое у нас так хотят развивать. Интернет – это также коммуникации, многие уже давно используют видеосвязь по Skype для проведения собраний, семинаров, конференций. В этом случае слабый Интернет равносилен его отсутствию. Кроме того, программистам постоянно нужно скачивать для работы много данных (плагины, модули).

Хороший Интернет нужен для того, чтобы работать с облачными сервисами, скачивать необходимые компоненты и интегрироваться в мировое сообщество. В Узбекистане качественный Интернет для юридических лиц стоит очень дорого. За рубежом безлимитный Интернет с такой же скоростью стоит в разы дешевле».

 

интернет_акилхановБобир Акилханов, соучредитель хостинговой компании ActiveCloud: «Интернет у нас полностью проходит через АК «Узбектелеком», затем этот канал даётся провайдерам, и они его перепродают.

Сколько стоит Интернет для юридических лиц в странах СНГ? В Казахстане хороший канал можно купить за $20—$30. В России такой канал стоит порядка $15—$20. В целом очень дёшево относительно узбекского Интернета.

Отечественные компании покупают Интернет у государства, поэтому мы не можем как-то изменить ситуацию. Что нам дают, то мы и получаем. Но есть решение —можно демонополизировать Интернет и дать возможность интернет-провайдерам покупать свой канал».

 

интернет_ефремовМаксим Ефремов, коммерческий директор ООО Unitel/СП Buzton ТМ Beeline: «Телеком-сектор и, в частности, интернет-рынок развиваются в Узбекистане, проходя те же этапы, что и другие рынки — кто-то опережает нас чисто хронологически, кто-то отстает. Однако в целом все следуют в одной общей парадигме: трафик становится доступнее, а в портфеле операторов рано или поздно появляются безлимитные предложения. И мы не исключение: у фиксированных провайдеров уже есть достаточно много безлимитных тарифов, а мобильные операторы уже на этапе ночных безлимитов.

Цены при этом также не стоят на месте: даже за последний год средняя стоимость 1 Мбайт в Beeline снизилась почти вдвое, а с запуском сети LTE в 4G-пакетах цена 1 Гбайт трафика сейчас составляет всего $1. Если проанализировать вдумчиво, то цены на мобильный интернет падают гораздо быстрее, нежели на традиционные голосовые сервисы — именно в силу того, что для этого есть рыночные предпосылки. И дело не только в снижении стоимости аренды международного канала для операторов: тут как раз есть обратная зависимость — стоимость канала для провайдеров снижается тогда, когда кто-то из них закупает дополнительную емкость. Так что именно операторы своими инвестициями в качество двигают цены вниз».

 

quotes_miniСтоимость канала для провайдеров снижается, когда кто-то из них закупает дополнительную емкость. Так что именно операторы своими инвестициями в качество двигают цены вниз.

 

Но, как выяснилось, развитие Интернета зависит не только от ситуации на рынке. Есть и ещё один важный фактор, влияющий и на качество, и на стоимость связи – инфраструктура.

 

интернет_махмудовАъзам Махмудов, руководитель интернет-агентства AMEDIA: «Интернет — это товар, который покупается у посредников. В мире есть несколько корпораций, которые создали интернет-связь и продают её остальным провайдерам.  Например, мы покупаем Интернет у «Казахтелеком», который, в свою очередь, покупает его у «Ростелеком». Так как мы приобретаем Интернет через посредников, он обходится нам дороже. Цена Интернета для юридических лиц в Узбекистане – договорная, но в среднем безлимитный Интернет со скоростью 1 Мбит/с обходится нашим организациям примерно в $100 по госкурсу.

Ещё одна причина дороговизны узбекского Интернета: большие компании не всегда заинтересованы в развитии инфраструктуры. А если государство увидит в интернет-сфере огромный потенциал и будет вкладывать в усовершенствование инфраструктуры, то тогда изменится и качество, и цена Интернета. Но для этого на рынке телекоммуникаций должна быть здоровая конкуренция».

Казалось бы, IT-специалисты единогласно выявили корень всех бед узбекского Интернета, но большей частью эти проблемы затрагивают непосредственно сами IT-компании. А если говорить об обычных «домашних» пользователях, многие из них вполне довольны качеством отечественного Интернета, который за последние годы стал куда быстрее и стабильнее. Кстати, многие провайдеры идут по пути повышения скорости связи, а не снижают тарифы напрямую. Это вполне логично, так как уже мало кто сидит на скорости меньше 1 Гбит/с.

С другой стороны, если мы хотим чего-то большего, чем просматривать смешные видео на YouTube, если мы всё же хотим внедрять масштабные информационные системы вроде Smart Home и Smart City, то придётся меняться.

 

Похожие материалы
Популярное