Почему без оптимизации налогов невозможно устранить незаконный денежный оборот

Уменьшить незаконный денежный оборот и создать условия для либерализации валютного рынка можно только при помощи налоговой реформы, считает кандидат экономических наук Фархад Курбанбаев.

налоги 02

Главная экономическая проблема — незаконный денежный оборот

Незаконный внебанковский налично-денежный оборот — существенная характерная особенность экономики Узбекистана в нынешний период. Это серьезное препятствие для дальнейшего экономического роста.

Не во всех точках розничной  торговли и сферы услуг оборот проходит через контрольно-кассовые машины и расчетные терминалы. Объемы наличности, поступающие в кассы коммерческих банков, остаются низкими. Значительная часть наличной выручки отвлекается во внебанковский оборот. Об этом сказано в постановлении президента от 15 февраля 2017 года «О мерах по дальнейшему совершенствованию денежного обращения и развитию расчетов с использованием банковских пластиковых карточек».

Применение пластиковых карточек сдерживает рост внебанковской массы, однако не уменьшает остроту проблемы. Внебанковский оборот постоянно подпитывается за счет легального сегмента: часть официальной наличной зарплаты населения тратится на товары и услуги теневого предпринимательства.

Внебанковский оборот — отражение нелегальных производств, импорта, занятости, торговли. Наличные в незаконном обороте — это торговый и промышленный капитал теневого предпринимательства.

Нелегальная занятость — и причина, и следствие внебанковского оборота. Причина: нужна неучтенная наличная выручка для выплаты “конвертной” зарплаты. Следствие: наличие нелегального оборота позволяет нанимать нелегальных работников.

 

Причина незаконного денежного оборота — высокие налоги

Почему растет незаконная денежная масса? Одна из главных причин — стремление хозяйствующих субъектов уйти от налогообложения. Действующие ставки налогов ограничивают финансовые возможности легального предпринимательства. Это налоги с физических и юридических лиц и ставки обязательных платежей (единый социальный платеж, страховые взносы в пенсионный фонд и т. п.).

Единый социальный платеж составляет 25% для крупных, 15% для малых предприятий. Страховые взносы граждан в Пенсионный фонд — 8%. Максимальный уровень подоходного налога — 23%. Вместе со страховыми взносами верхний уровень прямого налогового изъятия — 31% с доходов физических лиц.

Большинство узбекских предпринимателей не могут платить 25% или 15% ЕСП и вдобавок 31% с заработной платы работников. Не могут из-за ограниченных финансовых возможностей, уровню экономико-правовой культуры, сознательности, особенностей менталитета. Поэтому они предпочитают функционировать в значительной степени в тени.

Во многих развитых странах уровень налогов выше, чем в Узбекистане. Но в этих странах часть доходов, оставшаяся после уплаты налогов, в большей степени обеспечивает прожиточный уровень граждан и уровень прибыльности бизнеса. Заинтересованность в нелегальном бизнесе ниже, чем в наших условиях. Уровень налогов поддерживается при меньшем удельном весе внебанковского оборота.

 

Как решить проблему

Главным должен быть принцип общественно бесконфликтной трансформации теневого предпринимательства в легальное. Теневое предпринимательство стало, к сожалению, органической составной частью экономики. Поэтому меры экономико-правового стимулирования (вплоть до амнистирования) могут быть более эффективными, чем меры наказания. Естественно, применение данного принципа не относится к общественно опасным видам криминального бизнеса.

Проблема может и должна быть разрешена безболезненно, без шоков. Следует остерегаться рыночного романтизма — попыток в короткий срок разрешить все основные проблемы сразу.

Нужен глубокий финансовый анализ экономики на макроуровне и практические меры, основанные на его результатах.

divider 01Провести взаимосвязанный анализ макрофинансовых балансов:

— доходов и расходов бюджета страны;

— государственных целевых внебюджетных фондов;

— денежных доходов и расходов населения;

— исполнения сводного кассового плана банков и показателей оценки внебанковского налично-денежного оборота;

— валютного баланса страны;

— торгового и платежного балансов страны и т. д.

По результатам можно разработать предложения по оптимизации налогов и обязательных платежей.

divider 02

Спрогнозировать действия хозяйствующих субъектов в условиях оптимизации налогообложения и описать потенциально достижимые результаты. Если коротко:

—  в развитии легального предпринимательства будет качественный скачок – предпринимательский бум;

— повысится уровень собираемости налогов и обязательных платежей;

— будет преодолен главный фактор наращивания нелегального внебанковского оборота;

— внебанковская денежная масса будет легализована, амнистирована и сольется с законным банковским оборотом;

— вырастут доходы бюджета, что позволит вести эффективную государственную стратегическую инвестиционную политику и обеспечивать финансирование социальной сферы.

Очень своевременно образовали экспертную комиссию по дальнейшему совершенствованию налоговой системы республики.

 

Искусственная проблема — валютный рынок

С 5 сентября в Узбекистане указом президента введена свободная покупка и продажа иностранной валюты. Документ содержит комплекс мер по преодолению параллельного валютного рынка, множественности курсов, повышенного спроса на иностранную валюту.

Эти проблемы — отражение незаконного сумового оборота, обусловленного незаконным предпринимательством.

Условия для либерализации валютного рынка могут быть созданы по мере оптимизации налогов. Концепция налоговой и бюджетной политики на 2018 год должна быть основана на новых подходах к налогообложению, направленных на легализацию теневого предпринимательства и сокращение внебанковского денежного оборота.

Стремление юридических и физических лиц уклониться от уплаты налогов сохраняет параллельную экономику и параллельный валютный рынок:

 

9 (2)

 

Проблемы валютного рынка – вершина айсберга. Основа – незаконный внебанковский сумовой оборот.

Некоторые эксперты ошибочно считают, что девальвация сума, снятие ограничений валютного рынка и выдачи наличных сумов улучшат деловую среду и инвестиционный климат еще до положительных результатов налоговой оптимизации. Это смешение причины со следствием и опасное заблуждение.

Меры стабилизации валютного рынка только в монетарной сфере (денежное обращение, механизм конвертации, порядок валютно-обменных операций, обязательная продажа валютной выручки, валютная интервенция) дадут лишь временный эффект, если сохранится действующая неоптимальная система налообложения.

К примеру, если часть валютных резервов пустить на рынок для достижения равновесного курса, то поддерживаемый искусственно стабильный курс способствует расширению параллельной экономики и утечке капитала из страны. Ибо в условиях неоптимального налогообложения хозяйствующие субъекты даже при стабильном курсе валют и гарантированной конвертации будут избегать декларации доходов.

Вспомним опыт 2003 года, когда президент подписал указ о снятии ряда ограничений во внешнеэкономической деятельности хозсубъектов и осуществлении валютно-обменных операций. В течение нескольких месяцев валютный рынок стабилизировался, установился единый валютный курс. Однако меры налоговой либерализации были недостаточными, и проблемы валютного рынка не были разрешены окончательно.

 

Стереотипы в налогообложении

Чтобы оптимизировать систему налоговых ставок и платежей, необходимо преодолеть стереотипные подходы к налогообложению.

divider 01Налогообложение выручки, а не доходов. Единый налоговый платеж (ЕНП) установлен в процентах от выручки и составляет для основной массы производственных малых предприятий 5%, а для торговых – 4 %.

При таком методе налогом облагаются в большей степени не доходы, а расходы предприятия. Предприятие может быть малорентабельным или вовсе не иметь прибыли, но налог надо платить. К тому же создается видимость низкой ставки налога.

Пример. Предприятие «А» — плательщих ЕНП по ставке 5%. Имеет следующие показатели в условных единицах:

налоги 03

Уровень налогов кажется низким, но по отношению к действительному доходу (прибыли) в несколько раз больше.

divider 02Оценка уровня налогов на труд без учета ЕСП (15% для малых, 25% для крупных предприятий) и страховых взносов граждан в Пенсионный фонд (8%).

В одном из официальных писем Министерства финансов (ноябрь 2016 года) приведены данные о поэтапном снижении налоговой нагрузки на доходы физических лиц и следующий вывод:

«Эффективная ставка налога на доходы физических лиц по республике не превышает 11%. Если у физического лица заработная плата составит 800 тыс. сумов, то сумма налога на доходы физических лиц в 2016 году будет составлять 64 тыс. сумов. Изъятие составит 8%».

Вывод сделан без учета страховых взносов в пенсионный фонд, ставка которых с каждым годом стабильно повышается (в 2016 году – 7,5%, в 2017 году – 8%). В отличие от подоходного налога, этот обязательный платеж не имеет необлагаемого минимума, берется с первого сума заработной платы. Из заработной платы 800 тыс. сум в 2016 году изымались еще 60 тыс. сумов страховых взносов, а общая сумма изъятия составляла не 64, а 124 тыс. сумов, и не 8%, а 15,5%.

Существенной мерой было снижение с 2015 года ставки ЕСП для малых предприятий с 25% до 15%. Однако другие налоги и обязательные платежи не были пересмотрены. Поэтому данная мера не оказала ощутимого влияния на уровень нелегального предпринимательства и незаконного внебанковского оборота.

divider 03Противоречия экономического инструмента под названием минимальный размер заработной платы (МРЗП). На 2017 год он составляет 149 775 сумов.

Название этого экономического инструмента не соответстует содержанию: 149 775 сумов не являются минимальным размером заработной платы. Согласно статье 16 Трудового кодекса, работник имеет право на вознаграждение не ниже установленного законодательством размера по первому разряду Единой тарифной сетки по оплате труда. Эта сумма составляет 149 775 х 2,476 = 370 842,9 сумов.

Без конкретных экономических показателей (официальных статистических данных недостаточно) можно лишь логически предположить, например, оптимальную шкалу подоходного налога, привязанного к МРЗП.

По закону работодатель обязан платить минимально допустимую зарплату 371 тыс. сумов. В письме Министерства финансов оценка уровня налогового изъятия сделана при уровне зарплаты 800 тыс. сумов. Можно предположить, что реальный уровень минимальной заработной платы находится между этими двумя величинами. Целесообразно кратно увеличить МРЗП, а также установить, что ставки налогов, госпошлин, финансовых санкций и другие экономические нормативы, привязанные к МРЗП, определяются в соответствующей кратной доле.

МРЗП не округляют до тысячи, что приводит к техническим неудобствам и вынужденным нарушениям при расчетах. Возникает необходимость оплаты в вышедших из обращения денежных единицах (тийинах, купюрах номиналом от 1 до 25 сумов).

 

quotes_miniМРЗП и его применение — пример того, насколько стереотипные подходы к налогообложению далеки от экономической реальности.

 

В качестве одного из вариантов оптимизации подоходного налога можно рассмотреть следующую шкалу налога на заработную плату:

налоги 04

Одно из несовершенств системы налогообложения юридических лиц в том, что ставки налога для производственных предприятий выше уровня ставок в торговой деятельности.

Ставки ЕНП для предприятий розничной торговли дифференцированы от 1 до 4%. В городах с численностью населения более 100 тыс. человек — 4%, в других населенных пунктах — 2%, в труднодоступных и горных районах — 1%. Для производственных малых предприятий независимо от места расположения ставка ЕНП равна 5%.

Этот и другие факторы сдерживают развитие производственного предпринимательства. Производство требует больше капиталовложений, чем сфера торговли, при этом может создать значительно больше рабочих мест, быть социально более полезным.

 

Три кита предпринимательства. Два есть. Где третий?

Благоприятные условия для развития предпринимательства созданы, во-первых, в области регистрации субъектов предпринимательства. Во-вторых, в части администрирования их деятельности: сокращение проверок, упрощение статистической и финансовой отчетности, переход к электронному правительству и т. д.

Однако в третьей составляющейсфере налогообложения — условия трудно признать благоприятными. Без мер по оптимизации налоговой системы благоприятные условия регистрации и контроля субъектов предпринимательства дают ограниченный социально-экономический эффект.

Почему, например, мужское население Узбекистана в основном носит импортные рубашки? Ведь у нас свой хлопок, а легкая промышленность, как утверждается в публикациях АО «Узбеклегпром», научилась глубоко перерабатывать волокно и производить хорошие ткани. Почему так мало швейных предприятий по производству мужских рубашек? Потому что это требует много ручной работы, придется нанимать людей и по фонду оплаты труда платить 15% или 25% ЕСП и удерживать с зарплаты до 31% подоходного налога вместе со страховыми взносами!

Система льгот и преференций для малого предпринимательства построена таким образом, что успешному малому бизнесу невыгодно укрупняться, а крупному бизнесу невыгодно быть таковым.

Если представитель малого предпринимательства имеет возможность расширить свой бизнес – организовать новые производственные мощности, создать новые рабочие места — он этого не сделает. Он либо разделит бизнес на несколько малых предприятий, либо начинает работать по серым схемам, выплачивая части работников “конвертную” зарплату . Если легально перейти в категорию крупных предприятий, придется вместо 15% платить 25% ЕСП.

Согласно статистике, 77% населения занято на предприятиях малого бизнеса. Соответственно, на долю крупных предприятий приходится менее 23 %. При этом в структуре бюджета удельный вес налогов, которые выплачивают крупные предприятия (НДС, акцизы, налог на имущество и др.) составляет более 70%.

Систему льгот и преференций для субъектов малого предпринимательства целесообразно скорректировать так, чтобы успешному малому бизнесу было выгодно укрупняться, а крупному — оставаться крупным, а не дробиться и «мельчать».

 

Похожие материалы
Популярное