Отмена приватизации в РУз запрещена. Почему предприниматели теряют собственность?

В Узбекистане запрещена отмена приватизации, согласно ряду законодательных актов и указов президента. Почему органы власти на местах продолжают пересматривать результаты приватизации и забирать имущество у законопослушных предпринимателей?

гостиница зарафшанГостиница «Зарафшан», Бухара

17 января 2017 года был издан указ президента Шавката Мирзиёева «О мерах по дальнейшему упрощению процедур и ускорению реализации объектов государственной собственности для использования в предпринимательских целях», в котором сказано: «Запретить… инициирование вопросов по пересмотру и отмене результатов приватизации, включая результаты оценки стоимости объектов, со стороны государственных, в том числе контролирующих, правоохранительных органов и судов».

Кроме того, 13 июня 2017 года президент внес изменения в часть третью статьи 24 Закона Республики Узбекистан от 24 сентября 2012 года «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников»: «Запрещается инициирование вопросов по пересмотру и отмене результатов приватизации, включая результаты оценки стоимости объектов государственными, в том числе контролирующими, правоохранительными органами и судами».

Тем не менее собственники могут остаться ни с чем. В редакцию Kommersant.uz пришло коллективное письмо от семи собственников гостиницы «Зарафшан» в Бухаре, которые лишаются имущества в результате деприватизации частной собственности без выплаты компенсации (К. Буранов, В. Чжен, Г. Мирзаева, Р. Абдуллаев, Н. Чжен, Г. Хегай, Б. Хасанов). Пересмотр и отмена результатов приватизации имущества касается гостиницы «Зарафшан» и собственников прилегающих частных приватизированных  помещений.

Владимир Чжен, один из семи собственников гостиницы, прошел десятки инстанций, доказывая и отстаивая свое право на собственность, однако законы и указы, изданные президентом в защиту предпринимателей, нарушаются местными органами власти. «Прокуратура, которая должна выступать в качестве ответчика в Верховном суде, представляя интересы собственников, в данном случае просто стоит в стороне, не предпринимая никаких действий, — написали предприниматели в письме в редакцию.

Учебный центрУчебный центр на территории, прилегающей к ООО «Зарафшан»

 

Суд отказал Госкомконкуренции в иске, но затем принял его

19 августа 2015 года Бухарское управление Госкомконкуренции выдвинуло исковое требование к собственникам ООО «Зарафшан» о признании недействительными сделок, государственных ордеров и свидетельств о праве собственности с 1994 по 2012 годы.  Руководствуясь законами РУз, межрайонный суд не принял иск к судопроизводству ввиду полного отсутствия у истца оригиналов документов, указанных в исковом заявлении, и учитывая истечение срока исковой давности, ведь с момента приватизации ООО «Зарафшан» и прилегающих помещений в 1994 году прошло более 20 лет. А в соответствии со ст. 150 Гражданского кодекса РУз, общий срок исковой давности — три года. Согласно ст. 153 настоящего кодекса, пропуск срока исковой давности является основанием для отказа судом в удовлетворении иска.

Но 23 марта 2017 года кассационная инстанция Бухарского областного суда в составе председателя суда О. А. Кодирова, судей О. Х. Наврузова и Э. С. Нажметддинова на основании протеста со стороны прокуратуры вынесла решение о направлении иска и принятию к судопроизводству в межрайонный суд.

13 апреля 2017 года Бухарский межрайонный суд по гражданским делам под председательством судьи А. Бобомуродова удовлетворил исковые требования Бухарского управления Госкомконкуренции к собственникам ООО «Зарафшан».

 

quotes_miniВозникает вопрос: почему межрайонный суд, который изначально отказал в иске, в итоге выносит решение в пользу Госкомконкуренции?

 

По материалам гражданского дела, истец — Бухарское управление Госкомконкуренции — возбудил иск о признании недействительными: приказов Бухарского областного управления Госкомимущества от 13 января и 24 февраля 1995 года, ордеров на право собственности и других правоустанавливающих документов, а также договора о купле-продаже от 16 июля 1995 года. В иске было сказано, что при приватизации гостиницы были нарушены нормы закона, в частности, приказом Бухарского облуправления Госкомимущества от 24 февраля 1995 года уставной фонд приватизируемого предприятия снижен с 5,4 млн до 1,6 млн сумов, а при оценке имущества ООО «Зарафшан» в 2002 году консалтинговым центром не были применены коэффициенты основных средств.

«Но при нарушении норм закона должны отвечать непосредственные виновники, то есть сотрудники Бухарского областного Госкомимущества и консалтингового центра при ГКИ, а не добросовестные приобретатели, — пишет Владимир Чжен. — Заместитель прокурора Бухарской области постановлением от 23 марта 2017 года возбудил уголовное дело в отношении должностных лиц Бухарского областного управления Госкомимущества. Так пусть они и возмещают финансовый ущерб государству, если таковой имеет место быть. Учитывая, что уголовное дело не могло быть возбуждено из-за истечения сроков исковой давности, считаю, что происходит процесс деприватизации без выплаты компенсации вопреки ст. 18 закона «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников»: «Если в собственности лица оказалось имущество, которое в соответствии с законом не может ему принадлежать, право собственности на это имущество прекращается в судебном порядке с возмещением лицу стоимости изъятого имущества».

Наша жалоба на решение суда первой инстанции была рассмотрена апелляционной инстанцией Бухарского областного суда и оставлена без удовлетворения. Что неудивительно, так как в апелляционной инстанции состав суда был тот же, что и в кассационной, что является нарушением ст. 27 Гражданского процессуального кодекса РУз: «Судья, принимавший участие в рассмотрении дела в суде кассационной инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого дела в суде первой инстанции или в суде апелляционной инстанции либо в порядке судебного надзора».

Во время слушании в суде первой инстанции мы не единожды просили прекратить производство по делу в связи с неподсудностью спора по ст.100 ГПК РУз. Но судья А. Бобомуродов рассмотрел дело вопреки указу президента о запрете инициирования вопросов по пересмотру и отмене результатов приватизации. Кроме того, истец так и не предоставил оригиналы приказов Госкомимущества, которые стали основой для иска, однако просил признать их недействительными.

Недоумение вызывает, что основанием признания результатов приватизации  незаконными для Гражданского суда Бухарской области стало постановление Кабмина №171 от 26.06.1991 года, отмененное постановлением Кабмина №119 от 9.03.2001 года».

 

Коллективные обращения пока не принесли результата

Авторы письма отмечают, что межрайонный суд нарушил правила о тайне совещания суда: «Один из собственников 13 апреля получил ответ на свою жалобу в Виртуальную приемную президента, в котором говорилось, что Бухарский межрайонный суд вынес решение, и если ответчик не согласен, он может обратиться в вышестоящую организацию. Как и. о. председателя областного суда мог написать такой ответ, если в межрайонном суде слушание закончилось 13 апреля в 18:00-18:30? Получается, он заранее знал, какое решение вынесет судья Бобомуродов и до вынесения решения межрайонным судом и успел не только написать письмо, но и отправить его».

В начале 2017 года один из учредителей ООО «Зарафшан» написал в Виртуальную  приемную президента письмо с просьбой о пересмотре результатов приватизации у других учредителей, и 7 марта Бухарское управление Госкомконкуренции ответило, что на основании указа президента результаты приватизаций пересматривать запрещено. Теперь это же ведомство является истцом в процессе по делу об отмене результатов приватизации.

Согласно принятому судами решению, государству возвращается вся частная собственность, приватизированная более 20 лет назад . Однако это противоречит решению Госкомимущества, которое в те годы выполняло указ президента от 15 марта 1994 года «О приоритетных направлениях дальнейшего развития процесса разгосударствления и приватизации в Республике Узбекистан».

«Указ президента после утверждения Олий Мажлисом обрёл статус закона, и Госкомимущество стало уполномоченным органом, который имел полное право распоряжаться имуществом государства и был уполномочен проводить приватизацию. И, если сверить действия Госкомимущества, то остаётся лишь убедиться, что оно действовало в точном соответствии с указом. Таким образом, все приказы, на которые ссылается истец, были изданы правомерно», — пишут собственники.

Владимир Чжен отмечает, что ООО «Зарафшан» пережило несколько преобразований в течение 22 лет и каждое свое действие утверждало в Госкомимуществе, через Экспертный центр.

«Госкомимущество в соответствии с указом президента издавало те приказы, которые спустя 22 лет опротестовывает Бухарское управление Госкомконкуренции (кстати, правопреемник Госкомимущества, то есть Госкомимущество переименовали в Комитет по приватизации, но госорган один и тот же. Значит, комитет оспаривает свои же указы и приказы, считая их недействительными). И по прошествии 22 лет решения и приказы, принятые Госкомимуществом во исполнение указа президента, межрайонным судом города Бухары и апелляционной инстанцией Бухарского областного суда объявляются неправомерными и незаконными», — отмечается в письме.

Еще один важный момент: решения судов также противоречат закону «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников», принятому в 2012 году. Ст. 24 «Недопустимость пересмотра и отмены результатов приватизации имущества» гласит: «Частная собственность, возникшая в процессе приватизации государственного имущества, неприкосновенна. Результаты приватизации пересмотру и отмене не подлежат… Собственностью приватизированных предприятий признается движимое и недвижимое имущество (за исключением объектов, не подлежащих приватизации в соответствии с законом) … не выявленное при осуществлении приватизации государственного имущества в приватизированных предприятиях; расположенное на территории предприятия, переданное при осуществлении приватизации в пользование без права распоряжения».

На данный момент Верховный суд отказал собственникам в жалобе в порядке надзора.

Конституционный суд, в котором от имени собственников может выступать по закону «О прокуратуре» только прокуратура, в данном деле молчит. Обращения в Генпрокуратуру и Кабинет министров тоже не приносят результата.

Владимир Чжен обратился с вопросом о своем кейсе к депутату УзЛиДеП Полянте Свешникову, который 11 августа 2017 года отвечал на вопросы граждан онлайн. Депутат подтвердил, что результаты приватизации не подлежат пересмотру, и контролирующим органом в этом вопросе является прокуратура. Ситуацию и действия местных органов власти господин Свешников назвал нонсенсом.

 

quotes_mini«Если у вас не получается решить вопрос на местном уровне, советую обратиться в Законодательную палату, мы возьмем под контроль решение вашего вопроса», — заявил депутат.

 

Но ранее собственники уже писали обращения депутатам, а ситуация, к сожалению, не изменилась.

Официальный ответ по делу деприватизации ООО «Зарафшан» дал депутат Шухрат Бафаев. Также 22 мая 2017 года он перенаправил заявление Владимира Чжена председателю Верховного суда Шаюнусу Газиеву, в котором, в частности, упомянул об одном из нарушений — отсутствии оригиналов документов о приватизации как доказательств, на которые ссылается истец. Депутат обратился к председателю Верховного суда с просьбой тщательно изучить каждый довод, изложенный в заявлении собственника с учетом проводимой главой государства политики, направленной на устранение преград развития в стране предпринимательской деятельности.

Гостиница «Зарафшан» — убыточное предприятие, но все прилегающие приватизированные частные объекты (четыре заведения общепита, учебный центр, магазин детской одежды) – успешные предприятия, которые выплачивают налоги в местный бюджет и создают рабочие места. ООО «Зарафшан» нужно либо признать банкротом в рамках закона, либо дать возможность собственникам самим провести реконструкцию, считают собственники. Учредители ООО «Зарафшан» в соответствии с поручением президента Республики Узбекистан предоставили гарантийные письма о желании самостоятельно за счет собственных и заемных средств произвести реконструкцию здания гостиницы, но так и не получили ответа.

Владимир Чжен пишет: «Спасибо огромное Шавкату Миромоновичу, он делает все для Узбекистана и его народа, Узбекистан стал позиционироваться как государство, приверженное демократическим ценностям, привлекает инвестиции, появляется гласность в СМИ, открывает двери правозащитным организациям, проводится реформа суда.

Пересмотр итогов приватизации вопреки законам и указам президента может послужить отрицательным сигналом потенциальным внутренним и зарубежным инвесторам, так как это доказывает, что надежной защиты частной собственности нет».

 

quotes_miniМежду тем, реформирование судебно-правовой системы — одно из направлений Стратегии действий развития Республики Узбекистан в 2017—2021 годах, предложенной президентом.

 

На данный момент собственники ожидают рассмотрения жалоб в порядке надзора в Верховном суде.

Редакция Kommersant.uz обратилась за комментариями по данному вопросу к первому заместителю председателя Государственного комитета Республики Узбекистан по содействию приватизированным предприятиям и развитию конкуренции Рустаму Аминову. Мы будем держать вас в курсе хода данного дела.

Фотографии предоставлены авторами письма

 

Похожие материалы
Популярное