Валютная либерализация: как избежать прошлых ошибок?

Только в 21-м веке в Узбекистане во второй раз происходит либерализация рынка иностранной валюты. В 2003 году мы подписали VIII статью Устава Международного валютного фонда и ввели свободную конвертацию сума по счету текущих операций. Спустя 15 лет страна встала перед необходимостью повторной либерализации. Почему первая попытка не увенчалась успехом? Каких ловушек следует избегать, чтобы не повторять прошлые ошибки? Отвечает д.э.н., профессор УМЭД Нишанбай Сиражиддинов.

валютная реформа превью

Принятые правительством меры по либерализации валютной политики правильны и последовательны: постепенное уменьшение и отмена обязательной продажи иностранной валютной выручки экспортерами, устранение разницы между налом и безналом, распространение налоговых льгот и привилегий производителей-экспортеров на торговых посредников-экспортеров, снижение обменного курса сума до уровня черного рынка и т. д.

Все эти меры создали благоприятные условия для введения свободной конвертации сума по текущему счету с наименьшими издержками для экономики и населения.

Самое главное, снижение официального курса сума до уровня параллельного рынка (посередине между обменными курсами на наличном и внебиржевом рынке иностранной валюты) создало необходимые предпосылки для его устойчивости.

Такой подход, с одной стороны, повысит доверие населения к устойчивости курса сума из-за достаточного масштаба обесценения (почти в два раза), что поможет превратить национальную валюту в инструмент сбережения, хотя для полноценного выполнения этой функции требуется сделать еще очень многое. С другой стороны, установление рыночного курса практически на том уровне, на который ориентировались хозяйствующие субъекты при установлении цен на импортные товары, предотвратило возможный рост цен за счет снижения курса сума, хотя необходимую корректировку импортного режима для минимизации отрицательных последствий либерализации еще предстоит довести до конца.

Вместе с тем в принятом механизме либерализации рынка иностранной валюты есть элементы, которые могут стать ловушками, бомбами замедленного действия, и со временем ─ фактором возрождения черного рынка и нестабильности курса сума.

Это:

а) запрет на продажу наличной иностранной валюты населению и ограниченные функции конверсионной карты (по ней невозможно купить товары и услуги по Интернету, внутри страны невозможно ею пользоваться или обналичить и т.д.);

б) высокая маржа ─ разница между курсами покупки и продажи иностранной валюты ─ и административное установление ее размера Центральным банком.

Многие эксперты полагают и надеются, что принятые меры ─ это лишь первые шаги, и скоро Центральный банк разрешит продажу наличной иностранной валюты, а маржу будут устанавливать сами коммерческие банки исходя из ситуации. Однако пока таких разрешений нет, и намерения ЦБ не до конца известны, хотя зампредседателя ЦБ сегодня объявил о том, что покупка инвалюты налом будет разрешена в ближайшие месяцы.

Хорошо, если Центральный банк переходит на современные методы регулирования и будет менять такого рода положения своевременно, как только будут видны их отрицательные последствия. А если нет, и введенные ограничения надолго? Этого никто не знает, поэтому важно рассмотреть гипотетический случай: что будет, если ситуация не изменится, население не сможет покупать наличную иностранную валюту, а маржа так и будет устанавливаться в административном порядке на таком высоком уровне?

Тем более что, судя по обсуждениям в социальных сетях, есть довольно много сторонников сохранения существующих ограничений. Их аргументы таковы: зачем нужна наличная иностранная валюты внутри страны, особенно если все расчеты переводятся в национальную валюту, включая продажу автомобилей, авиабилетов, недвижимости и т. д.? А установленная маржа по международным меркам не очень высокая, во многих странах, где коммерческим банкам разрешено ее устанавливать самостоятельно, она еще выше.

Однако, на мой взгляд, сохранение этих ограничений уже привело к возрождению черного рынка, и с течением времени этот рынок будет только расширяться. На самом деле население часто нуждается в наличной иностранной валюте: например, когда дети учатся за рубежом, и нужно их поддерживать материально. Или когда нужно пополнить не конверсионную, а «нормальную» карту для покупок в зарубежных интернет-магазинах. Любой человек, выезжая за границу, постарается иметь при себе определенную сумму наличности в СКВ. Как быть, если коммерческие банки ее не продают? Единственный путь – обратиться к нелегальному способу.

 

quotes_miniСохраняя ограничения, с одной стороны, мы вынуждаем людей прибегнуть к услугам нелегального рынка, а с другой – наказываем их за это.

 

Не менее важны и экономические последствия этих ограничений. Кто-то может посчитать, что людей, нуждающихся в наличной иностранной валюте, не так уж и много, общий объем их транзакций составляет незначительную часть валютного рынка.

Возможно, это так. Однако сложно предсказать, как будет развиваться ситуация. На мой взгляд, наиболее вероятен следующий сценарий.

Со временем эластичность спроса и предложения налички на нелегальном рынке будет расти. Коэффициенты эластичности спроса и предложения наличной иностранной валюты в краткосрочном периоде ниже, чем в долгосрочном, и с течением времени количество и сумма этих транзакций будут расти.

Поскольку есть спрос на наличную иностранную валюту, валютчики будут предлагать ее. У покупателей нет альтернативы, поэтому курс на черном рынке установят выше, чем в банковской системе. Скажем, 8150 против 8200 сумов.

При нынешнем порядке конвертации есть предел превышения цены иностранной валюты на черном рынке. Учитывая, что на черном рынке существует конкуренция между «менялами», разница будет приблизительно равна транзакционным издержкам обналичивания долларов США  с конверсионных карт. Эти транзакционные издержки будут включать комиссию за открытие конверсионных карт, платежи и снятие наличности, обслуживание, страховой депозит, транспортные издержки поездки в другие страны, где можно обналичить конверсионные карты, премию за риск и маржу. Парадоксальность ситуации в том, что чем эффективнее будут работать правоохранительные органы по пресечению деятельности валютчиков, тем больше будут премии за риск и, следовательно, выше курс наличного доллара США на черном рынке.

Чтобы привлечь население, валютчики установят на покупку иностранной валюты более высокую цену, чем банковская система, скажем, 8100 сумов за $1 при курсе 8000 сумов у коммерческих банков. Возможно, поначалу будет не так много желающих продать наличную валюту нелегальным торговцам, так как это запрещено законом. Но со временем число желающих будет расти. Правоохранительные органы будут следить за этими нелегальными операциями менее строго, чем в начале «кампании», люди найдут «надежных» валютчиков и т. д. В результате будет достаточно небольшого превышения обменного курса на черном рынке по сравнению с курсом банковской системы, чтобы люди несли свою валюту на черный рынок.

Это и есть повышение эластичности предложения иностранной валюты на черном рынке с течением времени. Принимая во внимание поступления наличных долларов от трудовых мигрантов, можно только предположить, сколько миллиардов долларов могут «крутиться» на нелегальном рынке. И это только часть поступлений валюты на черный рынок, есть и другие источники.

Чтобы нелегальный рынок иностранной валюты функционировал эффективно, важно наличие не только предложения, но и спроса. На самом ли деле спрос на наличные доллары небольшой, и этот рынок не может расширяться в перспективе?

Нельзя согласиться с таким категорическим утверждением. Как показывает практика, закономерность рыночной экономики под названием «эластичность спроса и предложения с течением времени имеют тенденцию к росту», работает и в этой сфере.

 

quotes_miniКак было сказано выше, сейчас уже существует спрос на наличную иностранную валюту, и с течением времени он будет только расти.

 

Мало ли у нас «бизнесменов», желающих импортировать товары нелегально, особенно после двукратного роста суммы таможенных платежей (импортных тарифов, акцизов и налога на добавленную стоимость на импортные товары) за импорт в результате снижения официального курса сума? Мы снизили таможенные платежи на весьма ограниченный перечень импортируемых товаров, а для огромного количества остальных товаров сумма таможенных платежей в сумах практически удвоилась. Это сильно стимулирует нелегальный импорт товаров, на которые установлены высокие таможенные платежи, и импортеры будут находить все больше и больше способов обходить эти высокие таможенные барьеры. Поскольку для нелегального импорта оптимальная форма расчетов – наличная валюта, следует ожидать роста спроса на наличную валюту со стороны нелегальных импортеров.

Есть наиболее эффективный способ решения борьбы с нелегальным рынком иностранной валюты:

а) обеспечить свободную продажу наличной иностранной валюты населению со стороны коммерческих банков;

б) дать коммерческим банкам возможность самостоятельно устанавливать курсы, оперативно реагируя на ситуацию на рынке;

в) превращать конверсионные карты из «кастрированных» в нормальные, имеющие все функции, используемые во всем цивилизованном мире.

При этом бороться с возникновением дисбаланса в соотношении спроса и предложения на валютным рынке надо повышением гибкости экономической политики и механизмов изменения валютного курса, а с теневым импортом – усилением потенциала таможенных органов и снижением ставок таможенных платежей. Административные ограничения – это наихудшие инструменты из всех возможных мер.

 

Похожие материалы
Популярное