Урок истории, или аргентинское барбекю

О том, как вмешательство государства и контролирование цен могут обернуться плачевными последствиями для благосостояния страны на долгие годы.

asado_myaso_po_argentinski_1

Бехзод Хошимов — экономист, докторант бизнес-школы Университета Висконсина в Мэдисоне. С мая 2016 года работает исследователем в Вайнартском центре предпринимательства. Имеет степень магистра экономики университета Висконсина, степень бакалавра математики Нанянгского технологического университета в Сингапуре. Представлял команду Университета Висконсина в конкурсе за лучшее предложение в области монетарной политики, проводимом Федеральным Резервом в 2015 и 2016 годах.

Аргентина — излюбленный пример как для преподавателей экономики, так и для исследователей. Эта страна в начале XX века входила в десятку самых богатых стран мира, а сейчас едва входит в сотню (90-е место). Когда говорят о важности устойчивого экономического роста, именно Аргентина показывает нам наглядный пример того, что «плохо» может быть очень долго, и нет никакой гарантии светлого будущего или превращения развивающейся экономики в развитую. Можно очень долго рассказывать о том, что происходило (до совсем недавнего времени) c этой страной с точки зрения политической экономики. Университетский курс политической экономики или экономического развития (development), посвящает Аргентине несколько вводных лекций, такая уж неординарная экономическая (и политическая) история у этой страны.

график Аргентина

Кривые роста ВВП Швеции и Аргентины за последние сто лет. Источник: republic.ru

Кроме крайне неудачной экономической политики, Аргентина знаменита как культурный центр Южной Америки. Роль Аргентины в литературе XX века сопоставима с ролью русской литературы XIX  века. Кроме литературы и футбола, эта страна известна великолепными традициями приготовления мяса на гриле — асадо. Аргентина всегда была знаменита высококачественной, таящей во рту говядиной — гордостью фермеров и населения. Иметь в рационе сочный кусок хорошо прожаренного мяса — почти прирожденное право каждого аргентинца. В 90-е президент этой страны во время интервью американскому изданию даже сказал: «Пусть ваши читатели не приезжают в мою страну, если они вегетарианцы». Славные традиции скотоводства и кулинарии делают фермеров, пасущих скот в бескрайних пампах, настоящими героями, им посвящены десятки песен и фильмов, прославляющих их труд и быт.

argentina-canada-beef

Фото: MercoPress

В 2005 году Аргентина была третьим по величине мировым экспортером говядины. Поголовье скота постоянно увеличивалось, и инвестиции в скотоводческую отрасль росли быстрыми темпами. Министерство сельского хозяйства США (USDA) прогнозировало, что при таком росте и эффективности производителей мяса через несколько лет Аргентина станет абсолютным лидером в производстве и экспорте говядины. Из-за роста инвестиций в этот сектор, другие отрасли экономики тоже начали бурно развиваться: производство кормов, транспортная логистика (морская и сухопутная), инновационные методы бойни скота, холодильная индустрия, паковка мясных продуктов, производство тушенки и колбасы и даже производство жестяных банок для консервирования. Все ждали абсолютного бума, и инвестиции не прекращались.

Но в злополучный день 8 марта 2006 года президент Аргентины Нестор Киршнер принял решительные меры о запрете экспорта говядины на 180 дней для того, чтобы остановить постоянный рост цен. Запрет должен был «сделать говядину более доступной для простых аргентинцев путем перераспределения мяса из экспортного сектора на местный рынок», — сообщал журнал The Economist.

httpbairestours.ruargentina-deshevo-02Фото: Bairestours.ru

Этот запрет пришел не сразу, сначала правительство пыталось смягчить последствия роста цен на говядину в рамках программы под названием «Мясо для всех» и начало предлагать более десятка популярных говяжьих вырезок по низким ценам для потребителей в Буэнос-Айресе. Программа подразумевала, что на каждые 2,5 тонн экспортируемого мяса одну тонну нужно было продать на внутреннем рынке всего за 50% его экспортной цены. Таким образом, фермеры были вынуждены давать привилегии внутреннему рынку. Но, как и ожидалось, эта программа оказалась неэффективной.

Наряду с этим правительство повысило экспортную пошлину на говядину с 5% до 15%, что сделало аргентинскую говядину менее  конкурентоспособной по сравнению с ее торговыми партнерами из Меркосур (Бразилия, Уругвай и Парагвай), в которых говядина не подлежит экспортным пошлинам. Цены не упали до масштабов, которых ожидал президент, и с конца 2005 года начались длительные переговоры между правительством и производителями (а также торговцами) мяса. Правительство, используя значительное политическое и информационное давление, добилось соглашения по снижению объема экспорта на 20% по сравнению с 2005 годом, но в реальности этого не произошло (привет теории игр!). После ужасающих последствий правительство начало смягчать запрет, и уже 26 мая (через 78 дней) запрет на экспорт был снят, вместо этого ввели квоты.

В результате запрета и последующих квот в период между 2005 и 2013 годами объем экспорта говядины упал на 76%. Понятно, что инвестиции в этот сектор безвозвратно остановились, а с 2006 до 2010 года поголовье скота сократилось почти на 28%. На сегодняшний день, через 11 лет после запрета экспорта, поголовье скота всё еще намного меньше уровня 2006 года. Сокращение количества крупного рогатого скота повлекло за собой резкий скачок цен на говядину. Рынок был не в состоянии удовлетворить растущий спрос и отреагировал еще более резким повышением цен. Более того, в какой-то момент Аргентина даже начала импорт говядины.

Worlwildlife.org

Фото: Worlwildlife.org

Остановка инвестиций, закрытие предприятий, потеря рабочих мест, уничтожение сопутствующих индустрий  — это короткий список последствий, казалось бы, такой «просоциальной» меры, предпринятой президентом и правительством. По словам Луиса Мигель Этчевере, главы Института экономических исследований Sociedad Rural Argentina, последние десять лет были «потерянным десятилетием», в ходе которого искусственно дешевая говядина «разрушила конкурентоспособность отрасли» и привела к потере 12 млн голов крупного рогатого скота. Сегодня цена говядины в Аргентине так и не стала низкой, а страна, бывшая одной из самых крупных экспортеров, опустилась на 12-е место в этом списке.

Экономические последствия этой интервенции абсолютно катастрофические: потери только от экспорта говядины исчисляются десятками миллиардов долларов. Потери в излишке потребителя, потери от безработицы и закрытых предприятий исчислить сложней. По этой теме было издано несколько научных статей, выводы которых не оптимистичны: урон, нанесенный общей экономике, огромен, и на восстановление уйдет много времени. А за репутационные издержки (от невыполнения контрактов и потерь денег инвесторов) этой авантюры правительства будут расплачиваться еще несколько поколений аргентинцев.

Мораль сей басни такова, что какие-либо ограничения, вмешательство государства или контролирование цен (для производителей мяса в этом случае) могут обернуться плачевными последствиями для благосостояния страны на долгие годы. В Узбекистане в последнее время мы наблюдаем повышение цен на мясо и мясные продукты, и урок, который преподала Аргентина, очень важен. Лучше учиться на чужих ошибках, чем на своих.

 

Похожие материалы
Популярное