Почему одни общества приходят к процветанию, а другие – к гибели

Две рекомендации от нашего эксперта Юлия Юсупова: «Ружья, микробы и сталь: история человеческих сообществ» и «Коллапс» Джареда Даймонда. В первой книге автор исследует причины доминирования евразийских цивилизаций, во второй — рассматривает факторы упадка древних и современных культур.

Даймонд 01

Я прочитал уже четыре книги Джареда Даймонда, в ближайшее время планирую прочесть пятую (недавно купил). Но здесь хочу рассказать о двух: самая известная работа автора «Ружья, микробы и сталь: история человеческих сообществ» и «Коллапс», продолжение первой книги.

Джаред Даймонд — американский эволюционный биолог, физиолог, биогеограф, обладающий невероятным кругозором и глубокими познаниями в самых разных дисциплинах. Его работы написаны на стыке многих наук: истории, географии, биологии, антропологии, экономики, социологии. Междисциплинарный подход позволяет взглянуть на многие уже ставшие привычные для узких специалистов вопросы с новой, неожиданной точки зрения.

В книге «Ружья, микробы и сталь: история человеческих сообществ», за которую автор получил Пулитцеровскую премию, проведено комплексное исследование причин, приведших к доминированию евразийских цивилизаций во всём мире.

Ключевой фактор развития цивилизаций по Даймонду – доступ к технологиям. Те общества, которые обладали более эффективными технологиями, выживали и осваивали новые пространства.

Самые важные технологии в развитии доиндустриальных цивилизаций по Даймонду – это:

— набор сельскохозяйственных культур, используемых в земледелии;

— одомашненные животные;

— прочие производственные технологии;

— письменность.

Евразийским доиндустриальным цивилизациям в плане освоения и использования указанных технологий повезло больше, чем американским или африканским.

Во-первых, у них был гораздо больший выбор пригодных для окультуривания диких растений и для одомашнивания диких животных. Так, например, в Евразии был ячмень, два вида пшеницы, несколько богатых белками видов бобовых, лен для производства одежды, а также козы, овцы и быки. Евразийские культуры были проще для возделывания и лучше хранились, нежели американская кукуруза или тропические бананы. Даймонд указывает 13 видов крупных животных весом свыше 45 кг, которые были одомашнены в Евразии. В Южной Америке было одомашнено только одно крупное животное (рассматривая ламу и альпаку как две породы произошедшие от одного дикого предка) и ни одного крупного животного не было одомашнено в других частях света.

Во-вторых, у евразийских цивилизаций было больше возможностей для обмена технологиями, так как большинство из них находились примерно в одной климатической зоне (соответственно, окультуренные растения и одомашненные животные легко приживались в новых местах), и трансфер технологий осуществлялся «по горизонтали», то есть плавно от одной территории к другой с близкими климатическими условиями.

Карта 02

В Америке же и Африке такой трансфер зачастую не осуществлялся, так как на его пути находились совершенно другие климатические зоны (экваториальные джунгли, пустыня Сахара), в которых данные технологии использовать было невозможно. Соответственно, некоторые аграрные технологии Северной Америки так и не попали (до прихода европейцев) в Южную и наоборот. Аналогична ситуация и с Африкой. Австралия же оказалась и вовсе отрезанной от влияния других цивилизаций. Первые европейцы обнаружили там экономику каменного века.

Еще одна причина доминирования евразийских цивилизаций – выработавшийся за тысячелетия иммунитет от ряда инфекционных заболеваний. Развитие животноводства привело к передаче возбудителей болезней от домашнего скота к человеку. Так, например, оспу, корь и грипп человек получил от животных. С течением времени, через череду регулярных эпидемий с помощью механизмов естественного отбора выжившие евразийцы выработали значительную сопротивляемость возбудителям этих болезней. Такой сопротивляемости не было у жителей других частей света, и они массово умирали от завезенных евразийцами болезней.

Большие размеры Евразии только усиливали эти преимущества. Площадь континента давала большее количество видов-кандидатов для одомашнивания и вмещали в себя большее количество народов, которые могут обмениваться технологиями и болезнями.

В книгах Даймонда много других любопытных историй, фактов, рассуждений. Меня, например, поразила описанная им эпическая история освоения многочисленных островов Тихого океана выходцами из Юго-Восточной Азии. Он блестяще показал, как различия в природных условиях осваиваемых островов (география, размер территории, климат, наличие полезных ископаемых, особенности почв, доступ к воде и пр.) самым радикальным образом сказывались на экономике, социальном устройстве и судьбе возникающих обществ.

slide_258762_1675482_freeФото: Huffington Post

В книге «Коллапс» Даймонд детально рассматривает факторы, стоящие за упадком ряда древних и современных культур. Особенно впечатляют истории о цивилизациях майя и острова Пасхи, гренландской колонии викингов, геноциде в Руанде, сравнение истории двух стран, расположенных на одном острове Карибского моря, – Гаити и Доминиканской Республики.

Весьма поучительна история гренландской колонии викингов (просуществовавшей в относительной изоляции более четырех веков!). Гибель колонии автор связывает не только с климатическими изменениями (наступил так называемый Малый ледниковый период), но и с особенностями культуры и общественного устройства колонистов. Викинги так и не смогли преодолеть свои стереотипы относительно коренных американцев и перенять у них технологии, которые бы позволили выжить в ухудшившейся природной среде. Самый яркий пример устойчивости культурных стереотипов: умирающие с голоду викинги так и не захотели использовать в пищу рыбу, которой в гренландских озерах и реках было предостаточно (почему-то первые поселенцы наложили табу на этот продукт).

Краткосрочные интересы вождей и церковников перевесили долгосрочные интересы выживания колонии. Крупные землевладельцы не желали отказываться от крупного рогатого скота (он символизировал их социальный статус) в пользу мелкого, что привело к почвенной эрозии. А в редких поступлениях товаров из Европы доминировали церковная утварь и предметы роскоши в ущерб жизненно необходимым металлическим орудиям труда. В результате «финальная привилегия, которую себе обеспечили вожди – это привилегия умереть с голоду последними».

В работах Даймонда меня смущает только одно. Я согласен, что природные условия (географическая среда) оказывали решающее воздействие на жизнь и развитие доиндустриальных обществ. Но думаю, что после промышленной революции, а тем более после современной информационной революции эта зависимость существенно сократилась. Хотя, конечно же, она не исчезла вовсе. Даймонд же иногда, на мой взгляд, проводит слишком упрощенные аналогии и автоматически переносит опыт доиндустриальных обществ на наше время (когда пытается делать актуальные выводы). Но это мое несогласие ни в коей мере не делает меня меньшим поклонником замечательного автора Джареда Даймонда, книги которого я очень рекомендую к прочтению.

 

Похожие материалы
Популярное