«Война такси»: Почему Yandex. Taxi не обязательно зарабатывать на нашем рынке?

Вторая часть материала, вышедшего на прошлой неделе. На этот раз с уклоном на специфику IT.

На прошлой неделе Kommersant выпустил статью о том, что ждет рынок такси Узбекистана, да и рынок страны в целом после захода к нам Yandex. Taxi. В ней подробно рассматривалась экономическая ситуация страны, а также угрозы от иностранных компаний, которые возникают благодаря сложившейся ситуации.

В этом материале мы рассказываем о том, есть ли шансы у местного рынка, но уже с точки зрения IT.

Часть 2. Интегрированные компании

Перед тем как перейти ко второй части, хочу поговорить о реакции на первую. Достаточно много людей усмотрели в материале заказ от MyTaxi и намек на то, что «Яндекс-Uber» надо запретить.

Но идея материала совсем другая: у рынка Узбекистана появилась новая проблема, и правительству нужно ее решать. И самое важное здесь не то, в чью пользу она будет решена, а то, что нужно установить правила игры и уменьшить уровень неизвестности как для местных, так и для иностранных компаний. Тогда другие местные компании будут планировать свою работу с учетом позиции правительства по таким вопросам. А иностранные компании будут заходить на рынок, зная о правилах игры и не рискуя быть застигнутыми врасплох внезапными запретами, что может нанести урон инвестиционной привлекательности страны.

Фактически «Яндекс-Uber» сейчас рискнул, выйдя на рынок с неясными правилами. Uber работает уже более чем в 630 городах мира, компании почти 10 лет. А значит, у Узбекистана есть уникальная возможность изучить опыт половины стран мира и выработать свое решение, и запреты — это самый плохой вариант.

Проблема не ограничивается рынком агрегаторов такси. MyTaxi в статье оказался по той причине, что им одним из первых местных игроков пришлось столкнуться с иностранной компанией такого типа.

В дальнейшем стоит ожидать прихода на рынок «Яндекс. Деньги/Касса» — конкурента PayMe, Click и многих других платежных систем. UberEATS — конкурент MyTaxi Express, Stolik, Bringo. «Яндекс. Недвижимость/Авто» — конкурент Olx, Uybor и так далее.

Помимо венчурной модели, вышеперечисленные иностранные IT-компании (и многие другие) объединяет еще одна деталь — извлечение выгоды из метаинформации. Если первая часть была посвящена общеэкономическим вопросам, то вторая будет посвящена специфике деятельности IT-компаний и их методов работы с информацией.

Сначала о рекламе и Facebook

Начнем опять издалека и, перед тем как перейти непосредственно к агрегаторам такси, рассмотрим покупку мессенджера WhatsApp компанией Facebook за умопомрачительные 22 млрд долларов. На момент сделки количество пользователей составляло 500 млн человек, а стоимость подписки на услуги мессенджера равнялась $1 в год на пользователя.

Получается, чтобы только окупить сделку без учета операционных расходов, требуется 44 года собирать деньги за подписку. Очевидно неразумная идея. Продавать мессенджер или привлекать инвесторов в планы компании тоже не входит. Так как же окупить эту сделку?

Здесь возникает понятие вертикально-интегрированная компания. Вертикальная интеграция означает, что компания объединяет (в одну вертикаль) несколько последовательных стадий при производстве продукта. Например, производитель соков покупает фермерское хозяйство и контролирует выращивание фруктов для соков, не завися от сторонних поставщиков.

fb-kupi-whatsapp-2С точки зрения экономики, компания Facebook — это рекламный холдинг, основной продукт которого — таргетированная реклама. А сама социальная сеть Facebook, Instagram, WhatsApp и десятки (если не сотни) других компаний, которые скупил Facebook, служат одной цели — повышать возможности для таргетирования рекламы, т. е. ориентированности рекламы на конкретного потребителя этой рекламы.

В этом свете WhatsApp для Facebook — это не просто мессенджер, а кладезь информации о пользователях этого мессенджера — так называемой метаинформации, т. е. информации об информации. Эти данные можно извлекать методами big data и использовать для таргетирования.

Реклама в Facebook для жителей США настраивается по 98 параметрам (минимум информация 2016 года), что позволяет рекламодателю показывать рекламу не всем подряд, а, например, только недавно женившимся чернокожим мужчинам в возрасте от 30 до 40 лет, с высшим образованием, живущим в частном доме в пригороде Вашингтона. И если рекламодатель рекламирует что-то, что нужно именно этой категории людей, то конверсия показов в покупки будет фантастической. И WhatsApp помогает компании формировать и продавать эти фильтры, с помощью которых можно «сортировать» людей по таким категориям.

Получается ситуация win-win: рекламодатель покупает эффективную рекламу, Facebook продает дорогую персонализированную рекламу, а пользователь видит рекламу, которая ему подходит и полезна, а не одинаковые для всех баннеры, которые одинаково всех раздражают.

И при чем тут «Яндекс. Такси»?

Теперь вернемся к нашей теме. «Яндекс» также можно рассматривать как интегрированный рекламный холдинг («Яндекс. Директ»). Продажи рекламы формируют 94 процента выручки «Яндекса»
«Яндекс» охватывает широчайший спектр услуг (сам Google позавидует). Но все эти десятки различных сервисов приносят всего шесть процентов выручки компании. Потому что их цель — не приносить прибыль, а составлять максимально подробный портрет пользователя.

«Яндекс. Деньги» — сколько и на что тратит, «Такси», «Навигатор», «Карты» — где живет, где работает, где отоваривается. Какими товарами интересуется, состояние здоровья, недвижимость, новости, путешествия, просмотр кино, прослушивание музыки, радио… Сложно найти область, где у «Яндекса» нет сервиса. И все эти сервисы или дешевы, или бесплатны, или даже убыточны, но исправно поставляют информацию для таргетирования рекламы «Яндекс. Директ».

Поэтому «Яндекс. Такси» пришел не только (и не столько) для того, чтобы зарабатывать деньги в Узбекистане (работать «в ноль» — достаточно), а чтобы знать, кто, когда и куда ездит, где живет, работает, учится. Следом за такси придут другие сервисы — UberEATS (часть альянса «Яндекс-Uber») или «Яндекс. Еда» — конкурировать с MyTaxi Express, Bringo, Stolik. Вероятно, после развертывания кобейджинговых карт придут «Яндекс. Деньги»/«Касса» и будут конкурировать с PayMe, Click и другими платежными системами, которые не под крылом банка. «Яндекс. Недвижимость»/«Авто» — UyBor, Olx.uz и так далее, не ограничиваясь только «Яндексом».

UberEATS-Abu-DhabiТаким образом, персональные данные пользователей услуги могут быть основным или даже единственным источником прибыли для некоторых компаний. И здесь становятся важными персональные данные пользователей, их хранение, передача, торговля, доступ третьих лиц и доступ и контроль над ними самих пользователей.

Закон о персональных данных в Узбекистане еще не принят, и только сейчас ведется его разработка. И опять у нашей страны есть уникальная возможность воспользоваться готовыми наработками США и Европы, которые перед тем как выработать свои законы, прошли через громкие скандалы, связанные с персональными данными. Это, в частности, европейский регламент по защите персональных данных (GDPR), с которым, правда, многие компании не согласны.

Как бы то ни было, отсутствие регулирования, молчание или неясная позиция правительства по таким вопросам воспринимаются бизнесом (особенно иностранным) куда хуже, чем определенный курс и явный посыл, пусть даже еще не вполне реализованный в виде законов.

 

Похожие материалы
Популярное