Как будет работать Mirzo Ulugbek Innovation Center

5 июля в Университете Инха в Ташкенте Министерство по развитию информационных технологий и коммуникаций провело первую встречу с экспортерами программного обеспечения, чтобы рассказать о целях и работе инновационного центра Mirzo Ulugbek Innovation Center, который создается в Узбекистане. О том, какие вопросы обсуждались на мероприятии, рассказывает основатель студии VRonica Акмаль Салихов.

19665465_874194246068252_2292540065169744263_nШерзод Шерматов. Фото: Inha University in Tashkent

Совсем недавно (и, можно сказать, наконец-то) вышел указ президента о создании Mirzo Ulugbek Innovation Center, цель которого — вывести IT в Узбекистане на качественно новый уровень. Я ждал этого события с момента его анонсирования в феврале как СЭЗ ИКТ.

Событие действительно уникальное для многих айтишников — это даже круче, чем новость об открытии конвертации или вступлении страны в Таможенный союз. Впервые на нашу отрасль обратили должное внимание, впервые поставлена цель создать все необходимые условия для развития IT.

 

Какие же преимущества дает данный центр?

Резиденты освобождаются:

— от уплаты всех видов налогов и обязательных отчислений в государственные целевые фонды, а также единого социального платежа;

— от уплаты таможенных платежей (за исключением таможенных сборов) за ввозимое для собственных нужд не производимое в Узбекистане оборудование;

— от обязательной продажи части валютной выручки, поступающей от экспорта товаров (работ, услуг) собственного производства.

Кроме того, резиденты смогут осуществлять расчеты в иностранной валюте на территории страны по выплате заработной платы работникам и дивидендов в безналичной форме путем перечисления на международные платежные карты, а также осуществлять экспорт работ и услуг за иностранную валюту через онлайн-магазины без наличия экспортного контракта.

Звучит заманчиво, не так ли? Но в чем интерес государства?

 

Цель инновационного центра

Основная цель создания Mirzo Ulugbek Innovation Centre — значительно увеличить объемы IT-индустрии в стране, в том числе экспорта. Вот каких показателей планируется достичь за четыре года:

— количество компаний увеличить со 149 до 600;

— объем экспорта IT-продуктов увеличить с $3,3 млн до $30 млн;

— долю ИТ в ВВП страны увеличить с 1,9% до 4%.

ИКТ 01Фото: Акмаль Салихов

Встреча началась с презентации инновационного центра, затем состоялся диалог с участниками — экспортерами ПО. Вопросов была масса. Очень здорово, что министерство настолько открыто к диалогу. Мне кажется, это один из самых прозрачных государственных проектов, о которых я слышал, думаю, остальным министерствам стоит брать пример с Мининфокома.  И. о. министра по развитию ИКТ Шерзод Шерматов лично отвечал на вопросы аудитории и вносил интересные предложения аудитории в проект.

 

Кто может стать резидентом инновационного центра

ИКТ 02Фото: Акмаль Салихов

В первую очередь нам ответили на главный вопрос дня: как стать резидентом инновационного центра? Итак, стать резидентами могут исключительно компании, деятельность которых связана с разработкой компьютерных программ, веб-сайтов и обработкой данных. При этом юридическому лицу должен быть присвоен соответствующий код ОКЭД (общий классификатор видов экономической деятельности), в связи с чем у участников возникло много вопросов (об этом ниже).

При подаче заявки вам нужно будет также представить бизнес-план, включающий планируемые доходы. Вам могут отказать в резидентстве, если бизнес-план имеет низкую социально-экономическую эффективность, если в нем заложены низкие зарплаты (менее трех МРЗП), а также если ваш планируемый доход:

— для существующих компаний — менее $100 тыс.;

— для стартапов — менее $30 тыс.

Этот момент тоже вызвал много вопросов у аудитории.

Хочу отметить, что данные пока предварительные — министерство провело семинар с целью обсудить проект с представителями IT-бизнеса перед принятием финального решения. Еще раз хочется поблагодарить министерство за такую открытость в данном вопросе.

 

Вопросы аудитории

А кадры где?

Больше всего вопросов вызвала тема кадров. Наша IT-индустрия не будет расти без подготовленных специалистов, а университеты (даже Инха) дают базовые знания, которых недостаточно, чтобы выпускник мог сразу полноценно работать в развивающихся компаниях. Акмаль Пайзиев, основатель MyTaxi, сказал, что у компании уходит почти год на подготовку специалиста, а это очень дорого.

Поэтому было предложено открыть курсы при Инновационном центре, а в идеале — предоставлять инвестиции или кредиты для создания полноценных образовательных курсов. Я с этим полностью согласен: мой последний набор сотрудников не показывает особой разницы в уровне нужных для нашей сферы знаний у 16-летнего учащегося колледжа и студента вуза. Ситуация сложная и ее надо решать.

19665323_874194472734896_4860170133379964683_nАкмаль Пайзиев. Фото: Inha University in Tashkent

Откуда у стартапа $30 тыс.?

Вторым по популярности вопрос был о том, как стартап сможет быть уверен, что сумеет достичь годового оборота в $30 тыс.? Большинство стартапов первые годы работают вообще в убыток. Я тоже не до конца понимаю, в чем смысл создания инновационного центра, если стать резидентами могут только крупные компании. Мне кажется, стартапы должны быть основными участниками данного проекта.

Если я не хочу открывать новое ООО, мне придется ждать год?

Требование, что код ОКЭД предприятия должен быть связан с IT-деятельностью, смутил некоторых присутствующих. Один из участников семинара сказал, что у него код ОКЭД по другой деятельности, но в этом году все контракты относятся именно к сфере IT. А поменять код ОКЭД можно лишь в новом году.

Мои вопросы и комментарии

Я задал сразу несколько вопросов и озвучил несколько предложений за раз, так как желающих взять микрофон было много.

Смогут ли IT-компании сдавать в аренду оборудование, которое они ввезли без уплаты таможенных пошлин (в проекте есть такая классная льгота)? К примеру, наша компания предоставляет для временного пользования шлемы виртуальной реальности, так как нашу программу нельзя показать без этого шлема, но заказчику нет смысла покупать оборудование ради трехдневной выставки.

Как быть с фрилансерами, которых у нас в стране очень много? С нынешними требованиями ($30 тыс., бизнес-план, юридическое лицо) они просто не смогут стать резидентами инновационного центра. А это значит, что немалая часть денег будет опять проходить серыми путями (WebMoney, «Яндекс.Деньги», денежные переводы). Я думаю, это невыгодно никому: ни государству, ни фрилансерам.

Я также озвучил проблему с Google Play: экспорт невозможен, пока у разработчиков Узбекистана нет возможности официально продавать приложения в крупнейшем маркете приложений мира. То же самое касается PayPal: нас там до сих пор нет.

Шерзод Хотамович согласился с вышеуказанными комментариями и ответил, что эти вопросы в течение месяца будет детально обсуждаться с нами. Кстати, многие из нас (в том числе и я) вступили в ряды (звучит военно-патриотично) рабочей группы, чтобы принять участие в создании лучшего варианта инновационного центра, который выполнит поставленную задачу и даст серьезный толчок развитию индустрии.

Буду держать вас в курсе событий и дальше, дорогие читатели. А если у вас есть вопросы, давайте обсуждать в комментариях, я постараюсь их озвучить на следующих встречах и семинарах.

 

Похожие материалы
Популярное