«Нас оценили в $1 млн». Тимурмалик Эльмурадов о сервисе «Голод»

«Голод» —  уникальный сервис по доставке ланчей, созданный нашим соотечественником Тимурмаликом Эльмурадовым в Москве на пару с другом, соратником и, логично будет отметить, сотрапезником. Проект «выстрелил» и на данный момент привлек уже десятки миллионов рублей от инвесторов.

Суть проекта «Голод» — доставка обеда за восемь минут. Показатель рекордный, особенно в сравнении со средним временем доставки по Москве (80 минут). Достигается он за счет того, что пользователь видит и заказывает уже готовые блюда, которые курьеры закупают в ресторанах и помещают в термосумки, чтобы привезти горячими. Меню в приложении меняется каждый день и состоит всего из двух пунктов, но разработчики не гонятся за разнообразием. Их цель – утоление голода, качественно и быстро.

 

Проект «Голод»

— Расскажите о принципе работы «Голода».

— Процесс очень простой. Этапов ровно два – человек открывает приложение и делает там заказ, ближайший курьер это видит и едет к клиенту с горячей едой. Вот и всё. Но все это обеспечивается «бэкэндом», который видим только мы – а это распределение заказов в зависимости от геопозиции, количества блюд у курьера, маршрутов к клиенту, покрытия территории, очередности заказов, пробок, в конце концов. У нас нет диспетчеров, нет менеджеров, так что мы максимально сократили путь от поступления заказа до его выполнения.

— Почему «Голод»?

— Название «Голод» отражает суть проекта. Мы не доставляем еду, не привозим пиццу – мы утоляем голод, здесь и сейчас. К тому же это звонко, необычно, нетривиально, даже немного «трэшово» и провокационно.

голод 03

— Благодаря чему, на ваш взгляд, сервис получил популярность у жителей Москвы?

Это именно то, чего так не хватало в Москве. Здесь высокий темп жизни и высокая плотность населения. Пообедать в центре очень сложно – не хватает ни времени, ни мест.  Те компании, что занимаются доставкой обедов в офис, готовили и продолжают готовить какие-то столовские блюда. Вкусно пообедать в Москве — это реально очень сложно. Мы сами с этим столкнулись и решили, что пора все менять.

Как оказалось, не только мы ценим свое время и хотим обедать не бургерами или столовской едой, а вкусными ресторанными блюдами. При этом еда в ресторане дорогая, потому что в ее цену входит аренда помещения, зарплата официантов, мебель и так далее. То есть себестоимость еды в ресторане невысокая. Видимо, людям понравилось, что они могут получать ресторанную еду по доступным ценам и с быстрой доставкой в офис. К тому же у нас безналичная оплата, не надо искать сдачу или чаевые курьеру. Минимум движений с максимальным результатом.

«Голод» — это уникальный проект, аналогов которого нет даже в других странах. В США были компании SpoonRocket, Sprig и Maple, но они все закрылись. Сейчас остались только похожие проекты – в Греции это Forky, в Сингапуре – Dahmakan.

голод 02

— Какова ваша роль в проекте?

— Я сооснователь и директор по маркетингу. Мы с нуля прорабатывали концепцию, занимались планированием, формировали модель и так далее. Сейчас я отвечаю за все, что связано с ростом проекта – привлечение клиентов, их удержание, возвращение.

 

Финансы

— Как вы получили финансовое вливание?

— Получать финансирование просто, если вы делаете IT-продукт с уникальной системой и возможностью масштабирования. Первые средства, около $50 000, пошли из личных средств учредителей. На эти деньги мы сделали приложение и выстроили систему. Через месяц после запуска, в апреле 2016-го, мы получили первые инвестиции в размере еще $50 000. Это был частный инвестор, топ-менеджер одной российской компании, таких обычно называют бизнес-ангелами. Ему понравился проект, он написал нам на почту и сразу предложил вложиться. Мы согласились, нас оценили в 17 млн рублей ($250 000 на тот момент).

Тогда же на нас начали выходить институциональные инвесторы (венчурные фонды, как российские, так и зарубежные), но мы не спешили продавать долю и следующий раунд закрыли только в декабре 2016 года. Скоро будет еще один раунд, уже третий.

Мы никого не искали, они сами на нас выходили, в конечном счете мы провели около 50 встреч. Где-то условия не устраивали нас, где-то — потенциальных инвесторов. Осенью на нас вышел CEO компании OneTwoTrip Михаил Соколов, который в итоге и стал нашим инвестором. Точную сумму инвестиций раскрывать нельзя, но оценка проекта составила около 60 млн рублей (почти $1 млн).

— Как распределили инвестирование?

— Первый раунд пошел на разработку приложения под Android (сначала у нас был только iOS), второй идет на то, чтобы переписать всю систему и логику приложения, на маркетинг. Следующий мы, пожалуй, почти полностью направим на маркетинг, чтобы расти уже в геометрической прогрессии.

— Насколько выгодно вести подобный проект с коммерческой стороны?

— Сейчас мы в жестком минусе и пробудем  в нем, скорее всего, до конца этого года. Мы могли бы прямо сейчас уже получать прибыль, но это были бы небольшие суммы. Поэтому нам сейчас надо вырасти, масштабироваться, набрать базу и только потом уже зарабатывать на большой аудитории. Потенциально это очень выгодный и прибыльный проект, и это видим не только мы, но и фонды, и частные инвесторы.

Насколько сложно осуществить данный проект?

— Достаточно сложно, потому что нужно было с нуля выстраивать все – систему распределения заказов, логистику, зондирование, панель управления, эквайринг и многое другое. Около шести месяцев мы делали приложение и вводили правки. Сначала мы пошли по пути веб и решили, что нужны три кнопки: «Домой», «В офис» и «Заказать». Но потом поняли, что в мобайле другие правила, поэтому переделали приложение и оставили только одну кнопку «Везите».

голод 01

— Какие основные проблемы возникали и возникают в процессе работы?

— Основная сложность в том, что не все понимают, что мы такое. Простой пример – доля традиционных такси-сервисов, где человек вызывает такси звонком, диктуя свой адрес, все еще больше, чем у Uber, Gett, «Яндекс». Люди еще не привыкли к такому уровню использования мобильных приложений и предпочитают действовать по старинке. Вот и у нас люди удивляются, почему нельзя заказать по телефону или на сайте. Мы же считаем, что в 2017 году «пилить» сервис, в основе которого лежит веб — это нонсенс. Всё уходит в мобайл – там и общение, и дела, и услуги. Тем не менее, постепенно мы видим, что люди, хоть и не сразу, но понимают, что с телефона все делать намного удобнее, особенно, если все это делается в один клик, как в «Голод» или Uber.

— Какова статистика использования приложения ваших услуг?

— По итогам июня 2017 года у нас более 2000 заказов, примерно 10 000 пользователей. В день мы сейчас развозим 200-250 ланчей. К сентябрю планируем выйти на 400 заказов в день.

— Я так понимаю, вы работаете в пределах Садового кольца. Расскажите на цифрах, что это за территория? Собираетесь ли расширяться и как планируете развивать проект в целом?

— Мы работаем не только в Садовом кольце – весной мы расширились еще на 2 километра. Так что в некоторых местах мы подошли вплотную к третьему кольцу. Садовое кольцо в Москве это центр города, где много бизнес-центров  и минимум жилого фонда. Это где-то 20 квадратных километров, у нас же карта 24 квадратных километра. Сейчас мы собираемся выходить точечно – в разных районах Москвы есть крупные бизнес-центры, рядом с ними спроса особо нет, поэтому нам нет смысла полностью покрывать эту территорию, и мы будем расширяться исключительно под конкретную точку. Сейчас, к примеру, мы собираемся выйти на Москва-Сити.

 

«Узбекистан в плане IT — край невероятных возможностей»

— Вы выпускник НУУз, работали корреспондентом, обозревателем, шеф-редактором во многих проектах и изданиях, запускали Olam.uz, Anhor.uz. Как из журналистики перешли в IT?

— Из журналистики я уходил постепенно.  В 2010 году я стал редактором автомобильного сайта Bibi.uz в компании Brand.uz. Естественно, работая с сайтом, со временем начинаешь интересоваться всем, что окружает сферу веб. Сначала учишь html, затем начинаешь понимать аудиторию в сети, которая очень сильно отличается от офлайна, потом начинаешь смотреть на свою работу не как на журналистику, а как на интернет-проект. Затем были Olam.uz и Anhor.uz, тоже интернет-журналистика. В 2014 году я поступил в магистратуру Высшей школы экономики в Москве. На факультете медиакоммуникаций было то, чего я хотел – 40% журналистики, 60% технологий. Так я и решил, что мне уже больше интересна сфера IT.

— На ваш взгляд, есть ли смысл запускать подобный проект у нас?

— Возможно, в будущем, да. Сейчас в Ташкенте активно  уплотняется застройка в центре города. Когда места совсем станет мало, а времени еще меньше, появится смысл в таких сервисах. Пока что же можно пойти в чайхану или кафе недалеко от офиса и там вкусно поесть. Темп жизни еще недостаточно высок, но через пару лет всё изменится.

— Есть ли у вас желание осуществить какой-либо другой проект в Узбекистане?

— Безусловно. Есть в планах запустить IT-сервис (именно сервис, не просто сайт или приложение) в Узбекистане,  тем более что сейчас самое подходящее для этого время – уже можно с телефона совершать платежи, растет количество активных интернет-пользователей и уровень проникновения гаджетов. Когда основное население в Ташкенте еще читало объявления на заборах и в газетах, а к Интернету подключались через dial-up, умные люди запустили Torg.uz – казалось бы, для кого, если пользователей почти нет? Но к тому моменту, когда объявления перешли из офлайна в онлайн, а у каждого появился выход в Интернет с телефона, Torg.uz уже был готов предоставить им нужный сервис, что и позволило ему стать крутым IT-проектом. Так же и сейчас — можно запустить сервис, которым сейчас будут пользоваться два человека, но через два-три года их может быть уже 2 миллиона. Узбекистан в этом плане — край невероятных возможностей.

Фото: личный архив героя

 

Похожие материалы
Популярное