Стартап: музыкальная платформа Lamuz

В прошлом году состоялся релиз музыкального приложения Lamuz. С его помощью можно слушать узбекские и зарубежные треки в TAS-IX, создавать персональные плейлисты, делиться ими с друзьями и прослушивать аудиокниги с минимальными потерями трафика. Об особенностях продвижения приложения на рынок Узбекистана, планах и перспективах рассказали основатели проекта Бахтиёр Хасанов и Искандер Сафаров.

012

 

Стартап: музыкальная платформа Lamuz.
Основатели: Бахтиёр Хасанов и Искандер Сафаров.

Бахтиёр: — Долгое время я жил и учился в Австралии, в Сиднее. Сначала по профилю бизнес-менеджмента, затем сменил курс на Web Application Development, факультет Information Technologies. Мне нравилась сфера IT и всё, что с ней связано, поэтому я решил освоить азы программирования, чтобы уметь «класть кирпичи». Там же, в Австралии, я начал заниматься своими первыми стартап-проектами, первые из которых были неудачными, но это был важный опыт. Пробыв в Австралии девять лет, я вернулся в Ташкент и продолжил работу в сфере IT.

Искандер: — Я закончил ТУИТ, и программирование было для меня больше хобби. Долгое время я работал в совершенно далекой от этой области сфере. Однажды мне надоело заниматься тем, что я не люблю, и захотелось погрузиться в программирование на профессиональном уровне. Я устроился в компанию, которая занималась разработкой мобильных игр, затем в зарубежную IT-компанию. Спустя несколько лет уехал в Австралию, там жил и работал. В один из приездов в Ташкент познакомился с Бахтиёром, и мы решили начать работу над совместным проектом. Я считаю это знакомство знаковым, поскольку и он жил в Австралии, но свел нас вместе всё-таки Ташкент.

02

 

— Как зародилась идея создания проекта?

Искандер: — Я являюсь также сотрудником зарубежной IT-компании, которая реализовывает системы DRM (Digital Rights Management). Их суть такова: ты покупаешь контент для просмотра на своих устройствах, но не являешься владельцем этого контента. То есть ты приобретаешь фильм, который присоединяется к персональному аккаунту и может проигрываться на любом устройстве: телефоне, компьютере, set-top box, PlayStation, Xbox – где угодно, но внутри DRM-экосистемы. По мере накопления опыта в этой сфере у меня в голове начала витать мысль создать что-нибудь похожее. Однажды в разговоре с Бахтиёром я обмолвился, что у меня дома большая аудиотека, и было бы неплохо вещать музыку на мой мобильный телефон, при этом не забивая его память. А Бахтиёр предложил объединить эту идею с моими навыками DRM в одно удобное мобильное приложение. Так и начался Lamuz.

Бахтиёр: — Должен признаться, что в Сиднее я был вынужден заниматься пиратством: постоянно заходил на российские сайты и скачивал оттуда музыку. Потом появилось приложение Spotify, которым я начал активно пользоваться. Там у меня собралась довольно внушительная аудиотека. По возвращению в Узбекистан подписка на Spotify кончилась и приложение перестало работать. В Ташкенте у меня физически не хватало времени заново собирать фонотеку, чтобы наслаждаться любимой музыкой, и я решил открыть карту Visa лишь для того, чтобы снова активировать свой аккаунт в Spotify. И знаковым моментом оказался именно тот, когда я открыл аккаунт и начал слушать свой плейлист. Я испытал чувство, похожее на ностальгию, и подумал, что многие люди испытывают то же самое, когда находят давно забытые мелодии. Но, к сожалению, в Узбекистане не было такого приложения, как Spotify. В тот момент зародилась идея создать приложение, которое позволило бы людям иметь доступ к своим аудиотекам с любого устройства на платформах IOS/Android. А когда Искандер озвучил мысль, которая уже вертелась в моей голове, получился наш тандем, а затем и Lamuz.

03

 

— Какая идея была ключевой при разработке Lamuz?

Искандер: — В Австралии я познакомился с такими приложениями, как Pandora, Spotify, впоследствии Apple Music, и мне нравилась эта идея, но я не думал, что в Узбекистане это будет кому-то интересно. Бахтиёр смог меня убедить в обратном. Рынок был практически пустой, и Узбекистан никогда не сталкивался с DRM-технологиями, которые сейчас сильно эволюционировали до такой степени, что являются невидимой прозрачной прослойкой между потребителем и контентом. Ключевой идеей было абсолютное соблюдение авторских прав. Вся музыка, предоставляемая нами, хранится строго в экосистеме Lamuz. Пользователь может свободно слушать музыку, делиться треками со своими друзьями, создавать персональные плейлисты, но не может эту музыку редактировать или скачивать на сторонние носители за пределами экосистемы Lamuz.

— Как быть, когда пользователь выпал в офлайн, но хочет послушать музыку?

Искандер: — Мы делаем акцент на том, что прослушивание музыки офлайн не подразумевает скачивания. Если пользователь захочет в будущем слушать свою музыку офлайн, значит, она хранится в хранилище Lamuz и слушать ее можно будет только через приложение. Я бы даже сказал так: слушать музыку офлайн – это значит просто сэкономить на мобильном Интернете.

04

 

— Насколько долгим был путь от идеи к ее воплощению?

Бахтиёр: — Идея зародилась в 2015 году. С момента ее организации до первого релиза альфа-версии прошло всего три месяца. Нам тогда было очень важно было понять, нужно ли это людям и не решаем ли мы посредством приложения лишь свои проблемы. Для этого нужно было в кратчайшие сроки сделать прототип будущего приложения, выпустить его на рынок с минимальными затратами по рекламе и дождаться откликов.

Искандер: — Нас приятно удивило, насколько активным был отклик пользователей. Тогда-то и решили, что мы на верном пути, и продолжили работу над этим проектом, которая продолжается по сей день.

— В чем существенное отличие Lamuz от других узбекских музыкальных приложений?

Бахтиёр: — В самом начале нам нужно было определиться, как мы будем себя позиционировать на рынке. Решили, что в приоритете будет контент с национальной музыкой, а потом уже с зарубежной. Следующим пунктом надо было утвердить, по какому пути мы пойдем. Решили, что это будет удобное приложение с приятным интерфейсом, с качественной музыкой, затрагивающее интересы как исполнителей, так и слушателей, с соблюдением всех законов и авторских прав. До Lamuz в Узбекистане еще такого не было. С момента, как мы определили свою позицию и пути, которыми мы будем развивать проект, прошел год. Ровно год, чтобы все это понять и воплотить в жизнь.

05

— Возникали ли в процессе работы технические трудности?

Искандер: — Самая большая трудность не техническая, а найти и собрать правильную команду. Мы думаем, самая большая сложность заключается в организации подобных проектов. Те команды, которым удается создать в коллективе атмосферу, благоприятную для работы, добиваются больших высот.

Бахтиер: — У нас не было технических сложностей как таковых, но возникали проблемы с кадрами и ресурсами. Мы создаем рынок в сфере контента, к тому же понимаем, что мы не первые, кто это делает. Поэтому ставим себе обязательные условия при разработке: удобство использования, интерфейс и скорость, с которой приложение будет находить для вас музыку. Найти разработчика, который это сделает, очень трудно, поэтому мы с Искандером являемся своего рода «папой и мамой», которые контролируют все эти моменты.

— Что помогало в работе, а что мешало?

Искандер: — Мне очень нравится, что нам удалось создать в команде здоровую среду. Помогло то, что мы позволяем допускать ошибки. Если сотрудник делает ошибку, это не значит, что его нужно уволить. В коллективе мы учим признавать ошибки, вытаскивать их на поверхность и работать над их устранением. Это позволяет продвинуться компании вперед, и работа идет намного быстрее.

Бахтиёр: — Мешало работе, по моему мнению, то, что некоторые ресурсы и книги по стартапам я не прочел раньше. Мы так торопились с первым релизом, что некоторые допущенные ошибки приходилось впоследствии переделывать. Также мешал мой перфекционизм: я всегда хочу, чтобы все было идеально, и это тормозит рабочий процесс.

Искандер: — Однажды довелось побывать на заводе BMW и услышать там интересную вещь: продукт надо вводить до 80% готовности, а потом выпускать на рынок. Экспоненциальная кривая продукта показывает, что последующие проценты будут даваться намного дороже, и следующие 20% даются так же сложно, как первые 80%. Поэтому никогда не нужно доводить все до идеала. Но в перфекционизме мы видим свои плюсы. Наше приложение, которое сейчас доступно в Google Play, действительно хорошее. Оно работает практически без ошибок и не дает сбоев.

06

 

— В чем особенности продвижения музыкальных приложений на рынок Узбекистана?

— Есть такая особенность: методы раскрутки проектов зависят от их типов. Если это музыкальный проект, SMM не всегда работает. В Узбекистане все наоборот: правообладателям песен нужно платить, чтобы раскручивать себя. Присутствует инверсия. Не порталы платят нашим исполнителям за использование ресурсов, а наоборот. В этом особенность продвижения музыкальных продуктов на рынок Узбекистана. Здесь никто не привык платить за музыку. Но мы все же решили сломать стереотипы и действовать согласно мировым стандартам. Если присутствует заинтересованность всех сторон, рынок меняется.

— Что можете посоветовать начинающим разработчикам и стартаперам?

— Постоянно учиться и не бояться делать ошибок. Пытаться и не сдаваться, и реально оценивать свои возможности. Случается так, что не всегда логика помогает в достижении цели. Здесь немаловажную роль играет вера в себя и в проект, которым ты занимаешься в данный момент.

07

 

— Расскажите о перспективах проекта. Какие у вас планы на ближайшее будущее?

— У нас есть контент, который постоянно пополняется. В планах – выводить Lamuz на международную арену медиа-продуктов, но для начала нам нужно запустить монетизацию. Работая в этой сфере, мы постоянно изучаем свой рынок и следим за конкурентами. Хотелось бы стоять в одних рядах с такими порталами, как Яндекс, Zvooq. Качественно равняться на известные мировые порталам и здоровая конкуренция — то, к чему нам надо стремиться.

Мы уже крепко стоим в эре цифрового контента, и потребности людей все время растут, требуя лучшее качество предоставляемых услуг. Lamuz становится таким game-changer – мы предоставляем качественный контент и социальную сеть, в которой можно делиться музыкой с друзьями, их друзьями и т. д. То есть сделать музыку еще ближе к людям — one click away (на расстоянии одного клика) — наша непосредственная задача. Мы были бы рады, если бы на рынке Узбекистана стало появляться больше подобных продуктов. Это сделало бы его разнообразнее и интересней.

Фото предоставлены Бахтиером Хасановым и Искандером Сафаровым.

 

 

 

 

Похожие материалы
Популярное